Берег Левый № 51
февраль 2016 г. Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Такими словами на ветер не бросаются. Это всё выстрадано, выношено в себе, а затем вынуто из тайников собственного сознания, вырвано из тисков персонального эгоизма, робко опробовано, подкреплено срывами, потерями правильного пути и, наконец-то, безоговорочно принято. Это не простые слова, не заигрывание с публикой – это суровая правда, это диагноз самому себе на всю жизнь. Представляясь алкоголиком, я говорю правду о себе самом перед Богом и другими людьми. Правда – это то, чего мне так не хватало в жизни, чего я избегал осознанно и неосознанно, это реальность, которая меня не устраивала. Я и сейчас не в восторге от того, что алкоголик, но я не один и у меня появилась огромная Сила, я поверил, что Она существует. Высшая Сила делает чудо – будучи алкоголиком, я остаюсь трезвым изо дня в день, да ещё и меня это не напрягает, а скорее, радует. Но радость моя иного плана, чем была прежде: я не ищу адреналина на свой волосатый анус, а равно и приключений на это же место; не стремлюсь гупать кулаком себя в шелковистую грудь, доказывая кому-нибудь свою правоту; не даю волю негодованию если что-нибудь не по-моему. Я дорожу и наслаждаюсь своим чистым, неизменённым сознанием, состоянием душевного покоя, радуюсь и восторгаюсь когда ситуация выходит из-под моего контроля, учусь жить здесь и сейчас…

Каждый день, прибавленный к сроку моей трезвости, – это бесценный опыт, которым я готов поделиться или просто рассказать об этом на собрании. Поэтому, я продолжаю бегать на наши собрания и, дай Бог, чтобы это длилось до конца моей жизни, чтобы на поминках не говорили: «Земля ему пухом» и ловко опрокидывали не чокаясь, а чтобы вместо поминок провели собрание, чтобы привели новичка, чтобы брали слово и вспоминали обо мне, и чтобы было что вспомнить. Как это и случилось с нашим братом Лёхой, которого мы недавно провели в вечность. Боже, упокой его грешную душу!

 

ПРОСТО ЛЁХА.

Не Лёша, не Алексей, а просто Лёха. Он очень любил, когда его так называли. Помню, как на одном из Форумов ему выписали бейджик с именем Алексей. Он тут же попросил выписать ему другой — именно Лёха!

А ещё он любил подарки. Любил дарить и получать, радуясь каждой вещице, как маленький ребёнок. Любил фейерверки и часто запускал их и на «Медовой черешне», и в автопробегах. И сам жил шумно и ярко, как фейерверк. И сгорел так же быстро. Первая боль потери уже ушла, слёзы высыхают и я уже ловлю себя на мысли, что пишу с лёгкой улыбкой на губах, вспоминая своего друга, напарника, командора, наставника и просто замечательного парня Лёху.

Мы познакомились в самом начале моей трезвости, в начале 2007 года, когда Лёха собирался ехать делегатом на международную Конференцию АА во Франкфурт. Не заметить его было невозможно. Яркий, шумный, громогласный. Потом наступили другие времена. После смерти первого директора Офиса АА Украины Валика Бороды в служебных коридорах начались какие-то трения, в которых я ещё ничего не смыслил. Но «впереди идущие» обвиняли Лёху во всех смертных грехах и даже… хотели исключить его из АА(!). Я верил этим разговорам и не особо жаловал Лёху. Пока однажды не попал к нему работать. В смысле деньги зарабатывать. Лёха, как прораб, предложил мне подзаработать на электромонтаже и я не отказался. Это была не просто работа, а практически целодневная группа АА. И тут я увидел, что Лёха – очень порядочный человек, прекрасно разбирающийся в структуре обслуживания, знающий традиции и всей душой болеющий за судьбу движения. Да, он был неугоден нашим «обличённым в доверие», потому что открыто говорил им о нарушениях традиций, о торговле психологической литературой, о тайных расходах АА-евских средств. И это продолжалось до последних дней его жизни. Но как член содружества он был готов мчаться в любую даль, чтобы помочь ещё страдающим алкоголикам. Я вскоре уехал в Мелитополь на работу в реабцентр при православном монастыре. Зимой туда приехал Лёха и поселился в моей келье. Весь вечер рассказывал о лагере АА в Литве, в Швянтое. Показывал мне диск с этого лагеря и предложил сделать такой же лагерь на берегу Азовского моря. Это зерно упало на благодатную почву, потому что мы уже обсуждали с наместником монастыря о. Борисом (Масленниковым) такую идею и архимандрит предложил провести такой лагерь в с. Райновка, где был участок монастырской земли. Но из-за мелководья мы от этой идеи тогда отказались. Хотя на тот момент существовал только один лагерь в Деревках под Полтавой и идея организовать отдых анонимных алкоголиков и их семей на берегу моря была востребованной. Лёха до такой степени зажёг меня и находящегося там же, в монастыре, нашего брата Юру Шведа, что я вспомнил о том, как мы проводили форум Мелитопольской группы на базе «Дельфин» в посёлке Примпосад и предложил её для организации слёта. Так родился Международный слёт радости анонимных алкоголиков «Медовая черешня». Правда, мы и сами не ожидали того, что с первого раза он станет таким популярным. Мы планировали собрать человек 40, а приехало вдвое больше, из них половина – белорусы. Именно организация «Медовой черешни» не просто сдружила, а сцементировала нас с Лёхой. Дальше был новый опыт служения – автопробеги. Эту идею закинули нам российские братья из Ростова-на-Дону и мы взялись организовывать первый автопробег по югу Украины. Успех его также превзошел все ожидания. Мы с Лёхой жили от «Черешни» до «Черешни», от пробега до пробега. Кроме этого, ездили на форумы по Украине, в Беларусь, в Польшу. Постоянное общение во время этих поездок многое дало моей трезвости. Да и Лёха менялся на глазах. Я увидел это после первого автопробега, когда мы в его «Ласточке» проехали 4000 километров по Украине и югу России. Начинали мы пробег втроём, но в Одессе наша сестричка Юлясичка вышла из него и дальше по

 

Крыму, России и обратно в Киев мы ехали вдвоём в экипаже, а от Ростова до Киева через Харьков вообще возвращались вдвоём. Но даже тогда провели в Харькове встречу с местными NA и Ал-Аноном в попытке создать-таки группу АА. Потом были ещё пробеги, новые группы в Крыму и даже в Беларуси, в городе Ельск. Была Житомирская ИТК №4. Это было последнее Лёхино детище и кто сейчас подхватит его – не ясно.

И вот 2 марта я поехал к Лёхе в больницу. Болел он часто, потому что просто не умел себя беречь. Но в больнице я его проведывал впервые. Очень верил, что Лёха и в этот раз выскочит. Он почернел, тяжело дышал, стонал от боли, но постоянно говорил мне о работе, о предстоящем автопробеге, об очередной «Медовой черешне». У него были большие планы на будущее. Я знал, как тяжело два с половиной года назад Лёха перенес гибель своего единственного сына Паши. Но он смог подняться. Я верил, что сможет и в этот раз. Не смог. Когда в 4.40 утра у меня зазвонил телефон и я увидел, что звонит наша сестричка, постоянно находившаяся рядом с Лёхой, то подумал, что надо вставать и срочно везти какое-то лекарство. Но оказалось, что уже ничего не надо. И снова, как после вести о гибели его сына, я упал на колени в молитве. Понимал, что стоя такая молитва не читается. Вчера весь день были звонки, переписка в соцсетях и общение в скайпе. Батарея моего телефона, обычно выдерживающая три дня работы, села за день. А сегодня всё затихло. И эта пауза дана мне для того, чтобы понять, кого я потерял. Кого потеряло наше Сообщество.

Вчера я сообщал о смерти Лёхи нашим друзьям по всей Украине, в России, Беларуси, Польше, Литве, Швеции, США. Лёху знали и любили везде. Многие люди благодарны ему за его трезвость. И как бы ни пытались наши «обличённые в доверие» самореализоваться за счёт АА — жизнь всё расставит на свои места. В российском АА есть своя легенда – Изя. В украинском, вне всякого сомнения, — это будет Лёха. Не хочу создавать из него кумира или икону. Лёха был разный: добрый и грубый, заботливый и невнимательный, любящий и раздражительный. Он любил женщин и женщины любили его, хотя внешне он был отнюдь не Ален Делон. А женщины, они что-то знают бестии. Он был просто настоящим: непричесанным, грубоватым, резким в суждениях. Но он был. Был и останется в нашей памяти, в наших сердцах. И нам продолжать то дело, которое началось в Украине 27 лет назад, чтобы «дух АА никогда не покинул Украину». Эти строки из духовного завещания основателя движения АА в Украине американца Лео К, часто любил цитировать Лёха. Не будем забывать об этом, и будем помнить яркого человека Алексея Л — просто Лёху. Упокой, Господи, его душу!

 

ЧЛЕН АА – КТО ОН?

отрывки из статьи Билла W (август 1946г.)

 

«Единственное условие для членства в АА – честное желание бросить пить. Мы не связаны ни с каким определённым вероисповеданием, сектой или религиозным направлением и никому себя не противопоставляем. Мы просто хотим помочь тем, кто страдает».

Однажды Центральное бюро обслуживания попросило группы составить и прислать списки своих условий для членства. Получив списки, на которые ушло много листов бумаги, мы проанализировали их все и после недолгого размышления над этой кучей правил пришли к поразительному выводу: если бы все эти ограничения одновременно действовали повсюду, то присоединиться к нам было бы невозможно практически ни для кого из алкоголиков!

Рано или поздно большинство групп принимается изобретать правила. Впрочем, это вполне естественно, ведь когда группа быстро растёт, она сталкивается с кучей проблем. И тогда в группе наступает стадия правил и ограничений. С энтузиазмом принимаются уставы, нормы и кодексы; комитеты наделяются полномочиями отсеивать нежелательных кандидатов и применять меры воздействия к нарушителям. Бунтарей выкидывают наружу, во тьму; респектабельные любители осуждать других швыряют камни в так называемых «грешников». Что касается последних, они либо упорно остаются в группе, либо уходят и образуют новую, собственную. А может вливаются в более толерантную и близкую им по духу толпу местных пьяниц. Ветераны группы быстро обнаруживают, что правила и ограничения не очень-то эффективны. Чаще всего попытки их навязывания вызывают в группе такие распри и нетерпимость, что вскоре становится ясно: создавшееся положение вредит жизни группы сильнее, чем самое плохое из того, что когда-либо делал ей самый плохой её член.

Через какое-то время страх и нетерпимость угасают, и группа выживает – целая и невредимая. Это становится хорошим уроком для всех. Со временем мы всё меньше и меньше осуждаем новичка. Если алкоголь стал для него неконтролируемой проблемой, и он хочет исправить ситуацию, то нам этого достаточно. Нам безразлично, тяжёлый у него случай или лёгкий, высоких он моральных качеств или низких, страдает он иными осложнениями или нет. Двери АА широко распахнуты, и если он войдёт в них и начнёт хоть что-нибудь делать со своей проблемой, то он будет считаться членом Содружества Анонимных Алкоголиков. Он ни на что не подписывается, ничего не обещает, а мы ничего от него не требуем. Он присоединяется к нам, как только заявит об этом. Сегодня в большинстве групп ему даже нет нужды признавать себя алкоголиком. Он может присоединиться к АА, если есть хотя бы подозрение, что он может быть алкоголиком.

Конечно, такое положение вещей наблюдается в АА не повсеместно. Условия для членства всё ещё существуют. Если кто-то постоянно приходит на собрания пьяным, его могут выводить из помещения; мы так же можем попросить кого-нибудь забрать его. Но в большинстве групп он может прийти снова уже завтра, если будет трезв. Его могут вышвырнуть из клуба, но никто не подумает вышвыривать его из АА. Он – член Содружества до тех пор, пока утверждает это. Хоть это широкое определение члена АА ещё и не принято всеми нами до единого, на сегодняшний день оно всё же представляет собой главное направление мысли в нашем Содружестве. Мы не хотим никого лишать шанса на исцеление от алкоголизма. Мы хотим принимать как можно больше людей и никого не исключать.

Берег Левый №50
№50 юбилейный (а шо такое!) за январь 2016 г.
Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Всем привет!

Меня зовут Альбатрос и я алкоголик! Написал эти слова и сердце сжалось. В последний раз я так обращался к читателям нашего информлистка почти 3 года назад, в апреле 2013 года. Это был 22 номер и последний, который я редактировал. Эксперимент начался в июле 2012 года, оказался успешным. Уйдя со служения на Левобережке, я не думал, что «Берег Левый» продолжит своё существование. Но вот, уже три года Листок выходит и без моего участия. Огромная благодарность Севе, Женечке и Софийке за то, что поддерживают это уникальное начинание – единственный на Украине, а возможно и во всём СНГ информлисток группы. И, конечно же, огромная благодарность Высшей Силе. Без Её поддержки наш Листок не смог бы существовать. И вот вы держите в руках 50, юбилейный номер информационного листка «Берег Левый». Я горжусь тем, что Листок продолжает своё существование, помогая выздоравливать многим алкоголикам не только группы АА Левобережная. За эти годы, благодаря школе информлистка, Сева и Женя стали членами редколлегии всеукраинского журнала АА «Джерело». В нём были опубликованы личные истории анонимных алкоголиков не только группы Левобережная. Многие рекомендации, нашедшие место на его страницах, используют алкоголики для своего выздоровления. И, что самое главное, наш Берег Левый способствует единству и сплочённости группы Левобережная. А группа АА, как неоднократно подчёркивал в своих статьях один из основателей нашего содружества Билл У., является духовным объединением. И вот именно огонёк духовности постоянно горит в нашем информлистке.

И теперь несколько пожеланий к сегодняшней редколлегии. Хотелось бы, чтобы Листок всё же больше занимался информированием группы не только о прошедших, но и о предстоящих событиях. Просматривая первые номера листка, я заметил, что из него выпала рубрика «Юбиляры группы», когда мы сообщали о юбилярах текущего месяца. Мало информации и о жизни сообщества.
Поэтому сразу же хочу сообщить о том, что 27-28 февраля состоится форум, посвящённый 27 годовщине начала движения АА в Киеве и во всей Украине. Я благодарен Богу за то, что 27 лет назад американец Лео К. приехал на Украину для того, чтобы создать первые группы АА. Без этого я, да и многие другие алкоголики, просто погибли бы. Так что приходите 27 февраля по адресу Киев, Пуща-Водица, ул. Гамарника 14. Международный центр детского научного творчества. Там вы сможете встретиться и пообщаться с друзьями не только из киевских групп, но и из других городов и даже стран. Давайте разделим нашу радость на всех. Да будет праздник!




Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Как-то очень уж юбилей подкрался незаметно. На самом деле, никакого юбилея и нет. Нет масштабных празднований с парадом трезвости, никто не выбирает лозунги, не готовятся бейджики, не принимается регистрационный взнос, не назначаются ответственные по направлениям, не рассылаются объявления и приглашения, не поют под гитару, не читают гуморески, не шаркают ножкой в конце своего выступления, не принимаются поздравления… Нет, и в ближайшее время не ожидается!

Просто круглая цифра. Судите сами: более четырёх лет, из месяца в месяц выходит наш групповой Листок. Никто и не думал вначале, что дело зайдёт так далеко, мы жили одним номером (одним днём). Практически с самого начала сложился оптимальный вариант нашего Листка – это в формате А4, в альбомном виде сложенном книжечкой, четыре страницы А5 текста с логотипом, разумеется. Вполне достаточно для того, чтобы один раз в месяц для группы размещать какую-нибудь информацию. Не требуется много усилий для его наполнения – немного усидчивости и очередной номер готов. Есть редколлегия — есть духовное объединение, а значит, худо-бедно, работает групповое сознание. Один человек – это, скорее всего, эгоизм или очень большая вероятность ошибки. А два или несколько человек – это групповое сознание, что уменьшает вероятность ошибки до минимума и защищает нас от опасности эгоизма, эгоцентризма. Очень здорово, когда наши читатели присылают свои истории и другие материалы для публикаций. Ведь Листок и создан для донесения идей тем, кто не просто хворает, но и хочет выздоравливать. 50 выпусков – хороший разгон, но пора и взрослеть. Есть такая думка, попробовать девизом нашего Листка избрать «Любовь и терпимость к другим – это наш кодекс!» Поместить этот девиз на развороте (2-3стр) и пусть он всегда нам напоминает, что «мы ни с кем и ни с чем не боремся», что «выиграл спор – потерял друга». Одним словом, пусть висит себе курсивом сверху, как бы остерегая «куда погнал?» Кто знает, может этот технический приём и послужит началом этапу взросления? Может, когда-нибудь и мы научимся излагать языком сердца? И тогда некоторые из нас будут носить Листок во внутреннем кармане с левой стороны, он будет прикасаться к Вашим сердцам и это будет самая большая награда для всех нас, для «писателей и читателей».

Присылайте свои истории, статьи, стихи, комментарии, пожелания и предложения, высказывайте своё недовольство, критикуйте, присылайте любые другие материалы и идеи по адресу: levobereg@gmail.com или cewawec@ukr.net Благодаря вашему участию наш Листок будет более интересен и актуален.

А сейчас поговорим об анонимности, как об одном из важнейших принципов нашего содружества. Мы попробуем рассмотреть многогранность самой анонимности, её ипостаси и примеры, как можно на практике применять принцип анонимности. Кто знает, может это Вам покажется интересным? Далее я буду всплошную цитировать, языком сердца, из статьи Билла в журнале «Грейпвайн» под названием «Наша анонимность – вдохновение и безопасность» (март 1946г.)

Во-первых, я убеждён: большинство из нас согласилось бы, что сама идея анонимности – вещь разумная, потому что поощряет алкоголиков и их близких обращаться к нам за помощью. Всё ещё боясь клейма алкоголизма, они воспринимают нашу анонимность как гарантию того, что их проблемы останутся в секрете – образно говоря, что скелет алкоголизма не выберется из их шкафа и, не будет бродить по улицам.

Во-вторых, политика анонимности – защита для нашего дела. Она не позволяет нашим, так называемым, основателям и лидерам становиться личностями широко известными, которые в любой момент могут запить и навредить репутации АА. И не надо говорить, что такого не может случиться – это возможно.

В-третьих, почти каждый газетчик, пишущий о нас, больше всего жалуется на то, что трудно писать статьи, не упоминая имён. Однако он быстро забывает об этих сложностях, когда понимает: перед ним группа людей, не ищущих никакой выгоды для себя. Вероятно, он впервые в жизни сталкивается с организацией, не желающей славы для отдельных её членов. И даже если он по натуре циник, эта явная искренность мгновенно превращает его в друга АА. Поэтому и написание статьи становится для него не рутиной работой, а дружеским жестом. Статья полна энтузиазма, потому что сам репортёр чувствует воодушевление. Часто спрашивают: как Анонимным Алкоголикам удаётся добиться такого огромного количества превосходных отзывов? По-видимому, всё дело в том, что практически каждый, кто о нас пишет, становится сторонником, а порой и ярым приверженцем АА. И разве основная заслуга в этом не принадлежит нашей политике анонимности?

В-четвёртых, почему широкая публика столь благосклонна к нам? Просто потому, что мы несём выздоровление множеству алкоголиков? Едва ли это единственная причина. Как бы средний американец ни был впечатлён нашими результатами, наш образ жизни интригует его ещё больше. Он устал от навязчивой рекламы, демонстративной пропаганды и вопящих общественных деятелей, а наши спокойствие, скромность, анонимность действуют на него освежающе. Вполне возможно, что благодаря этому он почувствует, как рождается некая великая духовная сила и в его собственную жизнь входит что-то новое».

Подсумируем эту порцию информации от АА-евца «намбервана»:

во-первых, анонимность – это конфиденциальность;

во-вторых, анонимность – это защита репутации сообщества АА (никто не застрахован от срыва);

в-третьих, анонимность – это наша искренность, помогающая находить сторонников;

в-четвёртых, анонимность – это привлекательность, а не пропаганда, способствующая открыть сердца для благодати (чего-то нового);

в-пятых, анонимность – это ещё и скромность, и смирение, и жертвенность (см. ниже).

в-шестых, а не слишком ли мы анонимны? (см. ниже);

в-седьмых, анонимность – это умение соблюдать конфиденциальность и одновременно нести нашу весть всем желающим выздоравливать и, как исключение, иногда через неё переступать во имя общего блага (см. ниже).




«А теперь о практическом применении принципа анонимности. Поскольку мы объявляем каждому новичку об анонимности нашего Содружества, то, разумеется, должны поддерживать анонимность новичка так долго, как ему будет угодно – ведь, когда он прочёл о нас и пришёл, мы взяли на себя именно это обязательство. Так давайте же всячески оберегать их (новичков), пока у них это не пройдёт.

Бывают проблемы с новичками, которые слишком быстро отказываются от анонимности. Такой человек спешит поделиться доброй вестью об АА со всеми своими друзьями. Если группа его не предупредит (чем мы сейчас и занимаемся), он может даже броситься в редакцию какой-нибудь газеты или взяться за микрофон(!), чтобы поведать свою историю всему миру. Нам следует посоветовать ему не торопиться, сначала прочно стать на ноги и уж, потом разглагольствовать об АА перед каждым встречным. Также нужно сказать ему, что никто из нас и не думает освещать деятельность АА, пока не заручиться одобрением своей группы.




Далее, существует проблема анонимности группы. По всей вероятности, группе, как и отдельному члену АА, нужно осторожно нащупывать дорогу, пока не наберётся сил и опыта. Не следует слишком поспешно приводить посторонних и устраивать открытые собрания. Но и этот первоначальный консерватизм может быть чрезмерным.

Некоторые группы годами избегают любой публичности и устраивают собрания исключительно для алкоголиков. Такие группы, как правило, развиваются медленно. У них наблюдается застой, потому что поступает недостаточно свежей энергии. В своём стремлении сохранить секретность они забывают о своём долге по отношению к другим местным алкоголикам, даже и не слышавшим, что в округе есть группа АА. Но, в конце концов, эти бессмысленные предосторожности дают трещину: на некоторые собрания начинают допускать родных и близких алкоголиков; время от времени, возможно, приглашаются священнослужители и медики; группа обращается за помощью в местную газету…

В большинстве мест — хотя и не везде – члены АА обычно выступают под собственными именами на публичных и полупубличных мероприятиях. Это делается с целью впечатлить аудиторию тем, что мы больше не страшимся клейма алкоголизма. Однако, если присутствуют газетчики, их настоятельно просят не указывать в репортажах имена выступающих алкоголиков. Таким образом, принцип анонимности соблюдается с широкой публикой, и в то же время мы предстаём как группа алкоголиков, не боящихся признаться нашим друзьям в том, что мы были глубоко больными людьми.

Итак, на практике принцип анонимности, по-видимому, сводится вот к чему. С одним очень важным исключением, вопрос о том, как далеко заходить каждому отдельному члену или группе АА в раскрытии своей анонимности, остаётся целиком на усмотрении этого человека или группы. Исключение же таково: все группы и отдельные лица должны чувствовать себя обязанными не называть своих настоящих имён, когда пишут о себе как о членах АА или дают интервью в этом качестве. Почти все из нас считают, что, кроме крайне редких случаев, именно здесь и следует проводить грань анонимности. Нам не следует раскрывать себя перед широкой публикой.

За всю историю Содружества лишь горстка членов АА отказывалась от анонимности перед лицом общественности. Некоторые из таких случаев были преднамеренными, несколько — совершенно неуместными, один-два – явно обоснованными. Наверное, редкая политика обходится без того, чтобы иногда через неё переступали во имя общего блага. И всё же любой, кто собирается нарушить свою анонимность, должен поразмыслить о том, что может создать прецендент, в конечном итоге могущий уничтожить ценный принцип. Исключения должны быть немногочисленными, нечастыми и тщательно обдуманными. Нам ни в коем случае не следует допускать, чтобы какие-либо соображения прямой выгоды поколебали нашу решимость соблюдать эту по-настоящему важную Традицию.

Каждому члену АА для прочной трезвости необходима большая скромность и смирение. Раз так, эти же добродетели необходимы и Содружеству в целом. Если мы будем достаточно серьёзно относиться к принципу анонимности, то он всегда будет гарантировать движению Анонимных Алкоголиков эти блестящие качества. Наша политика по связям с общественностью должна основываться, главным образом, на привлекательности и лишь изредка, а то и вовсе никогда – на пропаганде».

Работа над этим номером доставила мне истинное наслаждение: во-первых, я для себя расставил точки над «і» по некоторым знакам вопроса на счёт анонимности; во-вторых, я поделился с Вами своими комментариями. Если у кого-то есть примеры или вопросы, как поступить в такой-то ситуации – будем рады обсудить их на страницах нашего информлистка.

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №49
№49 за декабрь-январь 2015-2016 г. Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная», г. Киев

Всем привет!

     Меня зовут Софийка и я алкоголик! Именно Софийка, а не София — прошу заметить! Именно так я представляюсь на собраниях. Это мое эго так говорит с Вами))). Когда я узнала что в Киевском сообществе АА есть еще одна София кроме меня, эго сказало во мне : «Нет! Нет! Нет!!». «Я должна быть одна единственная, уникальная»!!! Я не София! Я Софийка!! Ха-ха-ха!!! Прикидываете, какая шизофрения в голове у барышни?))) Поэтому давайте договоримся, что всё вышесказанное никак серьезно не относится к нашему информлистку, кроме того что я алкоголик!

     Пришел и мой час внести свой вклад от лица редколлегии.  И вот… сижу я перед своим ноутбуком и думаю: « А зачем вообще нужен этот «Берег Левый»? Кто его читает? Смысл этой бумажки, на которую я потрачу как минимум 3 часа своего личного времени!!!? За один час я зарабатываю 200 грн. В итоге… Это если перевести в гривневый эквивалент = 600 грн. Прошу обратить внимание, что у нас команда редколлегии состоит из 2-х человек и это еще не меньше 600 грн. Вот  и вопрос: «Понимаете ли Вы, что держите в руках печатное издание по цене 1200 грн ??? Что с этим делать вы поймете в конце этой страницы!!!

За время  выпуска предыдущего Листка №48 на группе АА «Левобережная» случилось очень много приятного:

  • Новый Год. Мероприятие отличилось своей теплой обстановкой и семейностью. Были в основном все свои и немного гостей с других групп. Были выступления, песни, танцы, стихи, юморески и конкурсы!
  • Юбилей Сергея(Казначей) 7лет. Было круто и очень вкусно. Сережа принес 2 огромных вкуснючих торта!! Володя И. произнес речь, от которой у меня мураши побежали о том, как мы все не совершенны и в это время уникальны. И Сергей один из нас!!
  • Юбилей Юли 5 лет. Поздравить Юлю пришло очень много людей! Даже те, кто знает её еще с реабилитации! Все поздравляли её с круглой датой! Желали всякие приятности и благодарили за опыт!
  • Спикерское Ларисы
  • Спикерское Вовы(О)

     А теперь поиграем в игру по цене 1200 грн!!! Ваша задача,  прочитав выпуск Берег Левый №49, дать мне знать об этом определенным образом! Прочитать и сказать мне при встрече фразу «БЕРЕГ ЛЕВЫЙ 100 ПУДОВ» или написать в интернете фразу «БЕРЕГ ЛЕВЫЙ 100 ПУДОВ». А я в свою очередь отвечу «100 ПУДОВ — 6 РАЗ.» Цифра 6 означает что Вы шестой кто прочитал нашу чудо-газету. Сюрприз от Софийки 100-ый читатель получит от меня лично — ПРИЗ!!!

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество   изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

Меня зовут Митя, я алкоголик. Мне 36лет.

Ничего необычного в моей жизни не происходило. Рос я в среднестатистической советской семье, где алкоголь, являлся неотъемлемой частью ритуала праздников и весёлых застолий. Пристрастился к нему быстро, так как он давал неописуемую перемену реальности, где я мог без особых усилий перепрыгивать свои социальные страхи, общаться наравне с людьми, веселиться, так же как они, и быть взрослым. Это был мой билет во взрослую жизнь, потому как другого я и не знал. Очень быстро алкоголь начал приносить мне не только удовольствия, а и проблемы, которые я старался тут же забыть или оправдать. В моей семье было нормальным перебирать лишнего, что и я с удовольствием делал. Конечно, были и угрызения совести и дебоши, от меня стали отдаляться друзья и алкоголь стал самым закадычным и желанным другом. Я мог пить сам неделями, уединяясь и отстраняясь от всего того, что меня не устраивало. Я решительно не понимал, почему не могу завязать отношения, почему меня увольняют с работы, почему на меня кричит мама, потому как решительно ничего не помнил из того, что происходило после употребления. Я быстро начал напиваться так, чтобы ничего не помнить. И находил десятки оправданий, виноватых, научился быстро переубеждать себя, что я тут не причём. Так продолжалось всю мою юность, по-другому я и не умел. А тех, кто не пил — считал недомерками.

Стал задумываться, когда люди вокруг начали мне говорить, что я не умею пить и что со мной происходят не совсем нормальные вещи. Взять под контроль алкоголь у меня не выходило, сколько не старался. Меня болтало из крайности в крайность: то я не пил — держался, то заходил в запои, которые продолжались месяцами. В периоды сухой трезвости я узнал, что существует вероятность такого заболевания как алкоголизм, но я искренне верил, что не болен и могу адекватно пить как все. Хотя реальность настойчиво мне показывала обратное. Я терял вещи, приходил избитым до неузнаваемости, со мной случались истерики и припадки бешенства, гогда я трощил всё что попадалось под руку… Во мне жило совсем два разных человека, но с этим я уже не мог ничего поделать, вернее не знал что и как делать.

В 20 лет я сильно испугался, когда очередной запой меня лишил работы, здоровья, сил и надежд. Я понял, что нужно либо бросать, либо катиться вниз и умереть. Я выбрал первое. Нашёл себе занятие по душе, начал ходить в непьющие компании и был удивлён, что существует мир без алкоголя. Это мне понравилось, и я стал жить полноценной жизнью: развиваться, интересоваться, путешествовать, влюбляться, общаться, заниматься карьерой, планировать семью. Прошлое казалось мне страшным сном и я старался забыть его скорее, убедив себя, что это было не со мной. Поменял друзей, место жительства, компанию, окружение. Обрёл смысл жизни, радость, счастье, успех, и перспективы на будущее.

Алкоголь умеет ждать. Он коварен и хитер. Я так был самоуверен в себе, был убеждён, что только я управляю своей жизнью, и подтверждением была моя состоятельность, мои победы. Жаль, что я не понял того, что это я получил всё в кредит… Я изучал медитации и практики и стремился стать сам себе богом.

За десять лет я забыл и стёр из памяти весь тот ужас, что со мной творился в период употребления алкоголя. Пришёл час расплаты, я стал пробовать алкоголь, будучи уверенным в своей силе воли, что остановлюсь, когда мне станет плохо. Это была моя роковая ошибка, ошибка моего тщеславия и своеволия. Сундук Пандоры был  открыт и все демоны, запертые там, вылетели наружу. Весь кошмар возвратился с утроенной силой. Меня протянуло по асфальту лицом в первые же месяцы. Я стал терять человеческий облик, всё повторялось, болезнь усугублялась. Меня не узнавали друзья и родные, я терял уважение, терял себя и не мог ничего с этим поделать. Все приобретённые знания за период трезвости оказались бессильны. Сколь бы я не занимался медитацией, йогой, афирмациями, психологическим консультированием, это только мешало мне, я всё равно шёл пить. 

Этот ад меня преследовал повсюду, я потерял уважение, работу, отношения, материальное благополучие и покой. В периоды передышек, 3-6 месяцев, пытался склеить треснувшую картину мира и само восприятие. Но только расслаблялся, оказывался на своём дне ещё глубже. В какой-то момент мне показалось, что уже не выплыву. Страха не было, я готов был умереть. Я разочаровался буквально во всём, потерял интерес к жизни, обвинил всех в моей гибели и приготовился умирать.

Как-то набрёл, бесцельно лазя по интернету, на сайт Анонимных алкоголиков. Мне настолько было плохо, что я даже читать не стал. Я пересмотрел все фильмы, связанные с алкоголем, перечитал посты бывалых, но вот что-то дернуло меня пойти на собрание. Помню, что о АА говорили мне мои друзья, и ещё где то. Но мне было так на всё наплевать, что в этот свободный от алкоголя вечер, я просто пошел на собрание. Ничего удивительного не случилось. Там увидел людей, которые и не похожи на алкоголиков, они делились своим опытом, рассказывали похожие истории (как и у меня), я им не поверил, что можно просто так собираться, жаловаться на жизнь, выпендриваться, кто страшеннее расскажет историю своих мытарств и при этом, не иметь желания пить. Помню, кто-то говорил со мной после собрания. Обменялись телефонами.  Я купил литературу, но пока не был готов читать её, потому что мне было настолько плохо и тошно… И ещё, эти хороводики в конце собрания, с молитвами… (ей богу как дети), во мне лишь вызывали недоверчивую улыбку. Слово Бог долгое время резало слух в высказываниях других.

Так началось моё выздоровление в сообществе.   

Я получаю инструменты для того, чтобы сегодня оставаться трезвым. У меня появились хорошие друзья, вернулся смысл жизни. Теперь всё стало по-другому. Я не буду описывать, как взрослел в АА, а просто скажу, что пока для меня методы сообщества работают и сбываются обещания. А раз так, то и сегодня я трезвый. Что меня радует не меньше остальных, кто выздоравливают вместе со мной. А тот ужас прошлого, который я пережил, оказался бесценным опытом, благодаря которому, я знаю кто я и что мне с этим делать.

С уважением ваш Митя С.

 

Пусть ты сорвался, … и не раз.

В петле висишь, средь острых скал,

Нельзя открыть опухших глаз,

Не помня, как себе соврал.

И нет надежд, везде самообман.

И карабин заел, а в пальцах дрожь.

Ты ждёшь, когда рассеется туман,

Но рюмку первую – не трожь.

И трос страховочный ребро сдавил,

И гвоздь не лезет в камень – гад.

И знаешь, что не так ты поступил,

И сам уже себе не рад.

Ты ненавидишь всё вокруг,

И боль тупую причиняет свет.

Но есть, такой же, один друг,

Поймёт тебя он лучше всех.

Срывался он, как ты, средь скал.

И в безысходности скулил, как волк.

У времени кредиты брал,

И не рассчитывался в срок.

Он только День один просил,

Чтоб трезвым быть, хоть как-нибудь. 

У Бога Своего в отчаянье молил,

Чтоб показал Шагами путь.

Ты просто позвони сейчас ему.

Но только, без обмана, здесь.

Не запирай себя в тюрьму,

И знай одно, что выход – Есть.

(митриус 2016)

 

И как в церковь поутру — в магазин за пивом.

Сигареты, вместо свеч, и похмелье – диво.

Не иконы вкруг стоят, а братва пропойцы.

Не молитвы говорят нашей славной Троице.

Чертыхаясь, разольём, марево в стаканы.

Всуе бога помянём, будем снова пьяны.

Не хочу так больше жить, без конца смирятся,

Чтоб за вечер всё пропить, снова похмеляться.

Только креститься дурак, снова обещая,

Что не будет больше пить, трезвость восхваляя.

Не поможет ничего, если не захочешь.

Ты причастием надежд – голову морочишь.

И запомни, никогда «завтра» не наступит,

Обещая и клянясь, то ли ещё будет.

Ты бессилие своё признавай Сегодня.

Нет таблетки от беды, только преисподня.

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №48
Литературно-информационный листок №48  за ноябрь — декабрь 2015г. Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

От редакции

     Всем без исключения, привет! Меня зовут «Эй, Сева!» и я алкоголик! Только что закончился праздник на Левобережке и я, пока свежи впечатления, спешу рассказать об этом событии.

     Подготовка к празднованию 17-летия Левобережки началась заблаговременно. На очередном рабочем собрании нашей группы были выбраны ответственные по направлениям и, заметьте, обошлись без каких-либо координационных служб, где уже в самом названии заложена главная идея создания таковых – координировать (например; финансовые потоки), а лишь полагаясь на групповое сознание, следуя духу наших Традиций. Вступительное слово произнесла Светлана — она стояла у истоков создания группы. Ведущие торжественного собрания Света (впервые) и Коля (Николай Третий), который блистал в великолепном костюме (не в спортивном), справились со своими служениями, т.е. оправдали доверие в полной мере. Присутствующие (лично и публично, «устно и печатно, сугубо и трегубо»), нахваливали и поздравляли Левобережку. Ответственный за концерт и его бессменный ведущий Сергей (он же — исполнитель и большой фанат Павла Глазового, он же – казначей группы), был воодушевлён вниманием, наделён ответственностью и поощрён аплодисментами (с пламенным взором) — сумел собрать воедино ведущих исполнителей: мастеров художественного слова (Колю, Сашу, себя самого); известных виртуозов гитаристов (Севу, Кулинара, Валеру) и участников музыкального коллектива без руководства «самозваного хора» (из всех присутствующих). Ответственные за закупку Саша Геолог и Ниночка обеспечили нас «хлебом насущным» и сервировочным реквизитом. Женя, как всегда, украшал помещение шариками «нашару», мало того, ещё и пытался внести регистрационный взнос (еле удержал его). Лена со своим мужем, Света, Саша и Сергей занимались сервировкой стола и нарезкой. Открытое собрание провела очаровательная Софийка, постоянно напоминающая всем о нашем Листке. Она же, на дискотеке, организовала проведение забавных конкурсов. За проведение и обеспечение дискотеки отвечал Валик (респект и уважуха). На регистрации сидел Глеб, откликнувшийся на просьбу: «Что скажете, то и буду делать».  Вова Кулинар договорился (за счёт личного обаяния) с руководством социальной службы про аренду помещения на обоюдовыгодных условиях (они нам – помещение, а мы им, пардон, — новый унитаз). Вот яркий пример, как совмещать духовное и материальное. Праздник удался на славу и во славу. Присутствовал и главный атрибут удавшегося праздника – новички. Те же, кто в силу разных причин блистал отсутствием, будут иметь возможность нагнать упущенное во время Новогодних празднований на Левобережке  –  мы оповестим! Всем вышеупомянутым огромная благодарность, а  хору самозванцев особенно!

 «Суровые годы уходят, борьбы за свободу страны»   Ой! Тьфу ты…             

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить,

мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

 

Доповідь делегата (Олександра Ш) про участь у 44-й Конференції Служб АА у Польщі

          Привіт, мене звати Саша, я  алкоголік і, у термін 06 — 08 листопада 2015р. я перебував в якості делегата на 44-й Конференції з обслуговування АА у Польщі, яка проходила в м. Констанцин-Єзьорна.

          В Конференції брали участь представники усіх 13 регіонів Польщі, а також, 14-го регіону «Європа». Крім того були присутні закордонні делегати: з США генеральний менеджер GSO – Грег; з Канади – Скот; з Англії — Джеф. Крім того була велика група делегатів зі східноєвропейських країн: Словенії, Болгарії, Молдови, Росії, Латвії. Було проведено російськомовне зібрання де кожен поділився своїм досвідом, враженнями та розповів про стан руху АА в своїй країні.

          Конференція традиційно складалася зі звітів представників регіонів, їхньої ротації та виборів нових кандидатів до служб Конференції.

          Програма Конференції також включала в себе роботу у Комітетах, за участю іноземних делегатів. Я працював у Інформаційному, де з польськими братами ми обговорювали запитання до Конференції, завчасно поставлені членами спільноти АА та відібрані відповідно до компетенції комітетів. Перед закінченням, Конференція надала відповіді на запитання. Вони можуть стати в нагоді і спільноті АА України (я передав матеріали для перекладу з польської на українську мову).

          Також я брав участь у виборі девізу для наступної Конференції. Запропоноване мною гасло «Головними є принципи, а не особистості», (фрагмент з 12-ї Традиції) виявилася не таким актуальним для поляків, як гасло: «Давайте збережемо це в простоті», воно врешті-решт і перемогло.

          Хочу поділитися також деякими робочими процесами, що відбуваються в житті Польського АА.

          — триває розробка нового багатофункціонального сайту польської спільноти, на якому буде   працювати онлайн магазин з продажу літератури;

          — продовжується робота над новим перекладом книги «Анонімні Алкоголіки»;

          — проходять інформаційні зустрічі зі студентами медичних соціальних, психологічних, педагогічних факультетів, у школах виправних заходах тощо;

          — відбулася презентація регіону Катовіце на право проведення 45-ї річниці заснування руху АА в Польщі.

          Дуже зворушливою був момент передачі попечителями своїх мандатів «новачкам». Дехто з них не міг стримати сліз. Тим, хто закінчив служіння дякували оплесками та дарували книгу «Історія АА в Польщі».

          Досвід існування АА в Польщі показує, що там 10-15 років назад теж були конфлікти (такі як суперництво між регіонами, відсутність представників у Конференції тощо), тому наголошувалося про важливість не тільки декларації відповідальності, а й декларації єдності.

          Також хотів би сказати і кілька слів про місце зустрічі — м. Констанцин-Єзьорна. Воно розташоване в передмісті Варшави, у лісі та нагадує нашу Пущу-Водицю. Саме приміщення було надане Католицьким місіонерським центром, який був дуже схожий на музей, через велику кількість експонатів, що привозяться місіонерами зі всього світу, де проходить їхнє служіння.

          Крім того, я також відвідав чудовий офіс BSK (Бюро Службове Крайове) у Варшаві, де ознайомився з роботою його працівників, мав розмову з директором Павлом та іншими співробітниками офісу.

          За результатами поїздки були отримані відповіді на деякі запитання що нас цікавлять, зокрема:

          — щодо сумісництва в служінні на посадах голови УРО та УЦО? Відповідь — сумісництво є небажаним але можливим.

          — чи може група відкликати представника, який служить на рівні національних комітетів Конференції? Відповідь — не може (тільки Регіональна Конференція).

          Досягнута попередня згода щодо можливості використання польських інформаційних відеоматеріалів з подальшим перекладом на українську мову (потрібний письмовий запит на BSK).

         Приємно вразила організація та атмосфера в якій проходила Конференція Служб АА в Польщі. Все відбувалося в дусі поваги та взаєморозуміння і жодного разу її учасники не переходили на крик чи взаємні звинувачення.

          В заключній частині Конференції ми з Віталієм (делегат від України, представляє Східний регіон) у своєму виступі подякували організаторам та усій польській спільноті АА за той неоціненний внесок та досвід який вони дарують нам. Також організаторам була надана письмова доповідь з короткими відомостями про стан справ в АА України та примірники журналу «Джерело». Учасники Конференції передавали найщиріші вітання усім знайомим та незнайомим членам української спільноти АА.

          Поїздка була здійснена за кошти Європейської спонсорської підтримки АА.

 

До АА

Слезинки капают из глаз…

Слезинки капают из глаз…

Кому нужна? Кто нужен мне?

В душе гниет, и тело всё болит…

А в горле ком стоит…

И каждый вдох приносит боль и тошноту.

Зачем живу? Зачем страдаю?

Я ничего не понимаю!

Я просыпаюсь по утрам,

И каждый день мой новый взгляд,

Все дальше тащит меня в ад!

Я ненавижу свою жизнь,

Себя — я ноль!

И никому я не нужна!

Для той, которую я так люблю

И без нее не представляю жизнь свою,

Я мразь! Я падаль! Я отброс!

И если бы меня не стало,

Она б совсем не горевала.

Сестренка ни во что меня не ставит.

А когда говорит что любит,

Я знаю, что она лукавит,

Я так строга, бываю с ней,

Я столько раз её пугала.

Теперь любовь ко мне пропала.

Сестру я потеряла…

Я приношу несчастье всем вокруг

Моя родня меня стыдится.

Не знаю что такое в жизни друг,

А мама только постоянно злится.

И чтобы я не делала,

И как бы не старалась.

Доверие ее навеки потерялось!

Никак ее любовь и ласку мне не заслужить

Наверно просто нужно все терпеть…

Не жить?…

 

В АА

Спасибо Господи за жизнь!

Спасибо Господи за жизнь!

Что рождена!

Могу ходить, Могу дышать

Красоты мира познавать!

Способна чувствовать и мыслить!

Спасибо что у меня есть мать!

Что родила меня на свет,

Другой, такой как я ведь нет!

Спасибо, что провел через страдания —

Сквозь них приходит понимание.

За все, что приносило боль,

И дал понять, что есть любовь!

Благодарю, что так произошло.

И если б можно было что-то изменить….

Не поменяла б ничего!!!

На дне я от кошмара пробудилась,

О помощи просив, молилась…

И круги ада отступились,

Как у незрячего,  мои глаза открылись!

И оглянувшись, осознала…

Как раньше много я теряла…

Не видя всей красы вокруг.

Спасибо тебе милый друг!

Всё то, что я считала в жизни болью,

Господь дарует мне с любовью!

Дарует мне проблемы, когда мудрости прошу,

Дарует испытания, когда сил не нахожу,

Дарует тех, кому нужна любовь —

Когда любовь себе прошу я вновь и вновь,

Дарует то, что ум не понимает —

Вот так Он понемногу душу исцеляет!

Спасибо, что проснулась утром этим!

Спасибо, что за окошком солнце светит!

И каждую секунду Господа благодарю!

А почему?

Да потому что я живу!!!

Софийка

 

Последняя речь доктора Боба на Первом Международном Съезде АА в Клинвленде.

Когда доктор Боб готовился к смерти, оставалось три дела, которые он хотел сделать: еще раз съездить в Сент Джонсбери; съездить в Техас на Рождество; и еще он хотел присутствовать на Первом Международном Съезде АА в Кливленде.

Это было короткое выступление. Большинство людей помнят его совет стараться сохранить простоту, и довольно часто цитируют его, чтобы подчеркнуть какую-то свою точку зрения. Но доктор Боб сказал намного больше, и то, что он сказал о Двенадцати Шагах, в толковании не нуждается: (и мы не будем)

«Дорогие мои друзья в АА и вне АА, с моей стороны было бы просто бессовестно не воспользоваться возможностью приветствовать вас здесь, в Кливленде, и не только тех, кто присутствует на этой встрече, но и тех, кого нет сегодня с нами. Я очень надеюсь, что присутствие такого большого числа людей, а также те слова, которые вы здесь услышите, воодушевят вас — и не только вас самих, но, я надеюсь, вы сможете донести и передать это воодушевление всем тем парням и девчонкам у вас дома, которым не посчастливилось так, как вам, приехать сюда. Другими словами, мы надеемся, что ваш приезд будет и приятным, и полезным.

Меня охватывает сильное волнение, когда я смотрю на огромное море лиц с чувством, что, возможно, крошечный вклад, который я внёс много лет назад, сыграл хоть какую-то бесконечно малую роль в том, чтобы сделать эту встречу возможной. Меня также охватывает глубокое волнение, когда я думаю о том, что у всех у нас была одна проблема. Мы все делали одно и то же. Мы все получили одинаковые результаты, пропорциональные нашему усердию, энтузиазму и преданности. Если вы простите мне небольшое личное отступление, то позвольте мне сказать, что я провёл в постели пять из последних семи месяцев, и мои силы не вернулись ко мне в той мере, в какой мне бы этого хотелось, поэтому моё выступление будет вынужденно коротким.

Есть две или три вещи, которые пришли мне в голову, и которые заслуживают того, чтобы обратить на них немного больше внимания. Одна из них — простота нашей программы. Давайте же не терять её в поисках фрейдистских комплексов и прочих вещей, интересных с научной точки зрения, но имеющих очень мало общего с нашей действительной работой по программе АА. Наши Двенадцать Шагов, если их сконцентрировать до предела, можно выразить словами “любовь” и “служение”. Мы понимаем, что такое любовь, и мы понимаем, что такое служение. Поэтому давайте хранить в памяти эти две составляющих нашей программы.

Давайте также помнить о том, чтобы быть осторожными с этим коварным инструментом, нашим языком, который может ошибаться, и если мы говорим что-то, то пусть в наших словах будет доброта, внимание и терпимость.

И еще одно. Сегодня никого из нас здесь не было бы, если бы кто-то не потратил время, чтобы объяснить нам всё это, дружески похлопать по плечу, сводить нас на пару собраний, и не сделал бы множество других маленьких добрых дел для нашей пользы. Поэтому давайте никогда не доходить до такой степени ограниченного самодовольства, когда мы не захотели или поленились бы донести до наших менее счастливых братьев эту помощь, оказавшуюся столь полезной для нас. Большое спасибо, благодарю вас».

Когда он закончил, стало очевидно, что напряжение голоса, с которым он произнес свою короткую речь, отняло у него последние силы. Как он ни старался, но вынужден был покинуть сцену.

 В оцепенении тысячи глаз наблюдали за тем, как он спускался в зал…

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №47
Литературно-информационный листок№47  за октябрь-ноябрь 2015г. Распространяется среди членов АА. Издание группы АА «Левобережная» г. Киев

От редакции

          Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Имею непреодолимое желание поблагодарить всех за активность в создании нашего Листка (забросали материалами), что очень радует. Моя неутомимая помощница и вдохновительница Софийка (язык не поворачивается называть её «алкоголицей») развернула такую бурную деятельность в своём служении, что результаты, как говорится, на лицо. Всем, всем, всем – Доброго Здоровля!

          Люблю наблюдать, когда кто-нибудь занимается служением на группе с позиции слуги, а не господина: с чувством благодарности; не выпячиваясь, без высоносости; с желанием быть полезным и с чувством ответственности (но не так чтобы сразу было видно, что ответственный или уполномоченный представитель) – это и меня вдохновляет на такое же служение или открывает глаза на мои ошибки.  Раз уж зашла речь о служении, то пользуясь моментом (здесь и сейчас) хочу поблагодарить тех, кого считаю примером в служении на нашей группе и на кого хотел бы быть похож своим служением: Люся (чайхана), Юля П (донесение идей в л/у), Юль (медиаобеспечение), Женечка (Листок), Альбатрос (Листок, председатель), Саша Геолог (председатель), Людк (чайхана), Наташа (секретарь собрания), Вика (донесение идей в л/у), Сергей С (казначей) и других людей, менее проворных в этом вопросе, к коим и себя причисляю…

  

 

 

          Доброго всего, я Марина и я алкоголик! Сейчас эти слова уже на уровне условного рефлекса, а 24.06.2015 с трудом заставила себя произнести вслух очевидное. Рассказывать, что было перед приходом в Сообщество АА, занятие утомительное. Женский алкоголизм возникает, чаще всего, как следствие каких-то сложных событий в жизни, помноженных на жалость к себе. Попытка сбежать от реальности в алкогольный треш. Весьма удачная, в моем случае.

          Итак, утро 24-го июня. Где-то 6 часов утра. Меееееедленно и мучительно пытаюсь осознать где я, какой сегодня день (рабочий или нет – остальное пока подождет), пытаюсь прочувствовать, какими травмами наградил меня крайний запой. Вроде, ничего серьезного. Я еще не осознаю, что это запой, алкоголь активно бродит по крови и паническая атака только готовится. Пытаюсь встать. В этом периоде начинающегося похмелья я еще могу ходить, и меня не тошнит. С трудом дохожу до кухни. Количество видимых бутылок намекает, что я уже несколько дней «слегка не в форме». Сколько?..

Первые две затяжки вызывают тошноту, сигарета летит за балкон. Поехали дальше. Где моя дочь? Доползаю до ее комнаты – пусто, но в клетке у морской свинки есть корм. Значит, не ночевала, но ушла вечером. Выяснять сил нет, похмельный синдром набирает обороты. Еще торгуюсь сама с собой, дотащу ли я себя до офиса. Остатки водки на дне какой-то из бутылок намекают, что вряд ли. Эти капли никак не спасают, но выбор сделан. Что там дальше? Сумка? Есть (секундная радость), ключи, телефоны (оба!!!), кошелек, наушники, паспорт…  Хоть права с собой не беру, при походе в магазин в соседнем подъезде. Смотрим дальше. Один телефон не включается. Снимаю крышку, руки уже совсем не слушаются. Плохой признак, уже очень скоро начнется. Вроде, никаких существенных потерь. Теперь самое интересное – в какую сумму поездка в волшебный алкогольный тур влетела мне на этот раз? Ого, но что-то даже осталось. Точно, это же премия ко дню чего-то там была. Отсутствие чека за контракт дочери слегка портит мне настроение, но наличность дает уверенность в том, что я могу отсрочить стремительно приближающийся трындец еще на несколько часов. Или дней. Зависит от того, какой сейчас день недели. Кстати, какой? Один телефон издох, второй показывает 3 января 2012 года. Снова плетусь на балкон. Активность народа, идущего в сторону метро, не оставляет сомнений, что день, сука, рабочий. Но 6.30 на часах — я могу еще не думать, какую болезнь, случайно совпавшую с авансом или зарплатой, нужно сочинить. Осенило, что в понедельник уже звонила шефу с рассказами об очередной внезапной тяжелой хворобе, несовместимой с работой, и даже договорилась за больничный, пятый за полгода. Ну, всё, можно смело продолжать. Делаю новую попытку закурить. Резкое головокружение складывает пополам. Время, проведенное над унитазом, кажется вечностью. Снова кровь. Шаги в коридоре заставляют вспомнить, что в квартире есть еще один житель. Привычный страх того, что сейчас начнется, немного утихает — у него тоже рабочий день. Значит, скоро свалит. Отсчитываю – три…, два…, один… Резко раскрывается дверь, крики пополам с матом сливаются в один звук. Меня выворачивает уже от его противного, ноющего голоса. Лучше бы ударил, но молча.

Утомившись, уходит варить кофе. Обычно запах кофе с утра меня радует, но не в этом состоянии. Практически ползком добираюсь до спальни, понимая, что сил выйти в магазин уже не осталось.

         Знаешь, что самое страшное в начале похмелья? Стыд и самобичевание. Когда-то случилось мне пережить оперативное вмешательство без анестезии. То, что было в наличии, не подошло. Как и времени искать какой-то другой анестетик. Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, ага. Сначала я пыталась не кричать, потом было уже все равно. Природа милосердна, я отключилась и больше ничего не чувствовала. Душевная боль не имеет таких защитных механизмов. У нее нет предела. Плюс физическое бессилие с нарастающей тошнотой. И понимание того, что ты еще можешь собрать остатки сил и пройти эти несколько десятков метров до магазина и обратно. Если бы не одно «но», которое завтракает на кухне. Время остановилось. Цифры на мониторе упорно не хотят меняться. От невозможности ждать решаю проверить, что успела наваять по соцсетям. У меня есть одна особенность: в алкогольном бреду я пишу без единой ошибки, сложноподчиненными предложениями. И слёту, не правя. Кнопка «сомнение» отключается. Прежде чем этот текст уйдет к Софийке, он будет раз 20 перечитан. И, всё едино, уйдет с ошибками. Алкоголь был моим личным литредактором, но услуги литредактора обошлись бы дешевле. Как обычно – куча непонятных «друзей», десяток цепочек сообщений. Приглашают встретиться. Милый, ты бы икал до конца своих дней, если бы меня сейчас увидел. Delete. Возня в коридоре намекает, что уже скоро. Я не люблю медлительных людей. Этот экземпляр – король тормозов. От злости затошнило еще больше. Чтобы отвлечься, начинаю считать в

 

обратном порядке и совершаю самую большую ошибку алкаша, настроенного на поход за бухлом – засыпаю. На 10 минут. Снова прохожу все этапы радостного пробуждения, но лежа и быстро. И понимаю, что уже никто никуда не идет. Ибо не дойдет. На журнальном столике уйма таблеток, ампул, бинтов – я имею счастье быть замужем за инвалидом. Есть все, спазмалгона нет. Да толку, все равно сейчас уйдет в таз. Кстати, где мой любимый дежурный тазик? Со стоном сползаю с кровати. Держась за стены, пытаюсь дойти до ванной. Какой мудак придумал зеркала в прихожей вешать? От вида себя в зеркале проснулась окончательно. Увидела совершенно чужого человека. Это не я, это не могу быть я! И поняла, что не хочу жить. Вот совсем. Я не хочу такой жизни. Не могу жить. Привычка превращать проблемы в задачи сработала и сейчас. Какой выход? Лечения от алкоголизма не существует. Оборвут запой или сама перемучаюсь, будет снова тягомотный период насильственной трезвости, который закончится позорным финалом, но отложенным. Факты четко указывали на то, что мой вариант развития — стремительный. С одного запоя в год слететь в пятый за 6 месяцев. Варианта только два. Или просто не выходить из нынешнего, или пережить новый кошмарный выход со всеми сопутствующими. Потом ящик (если повезет) и принимающие фальшивые соболезнования родственники. Суицид не наш метод. Помимо алкоголя, других проблем со здоровьем нет. Все гениальное просто. Меня убьет мой же алкоголизм. И где-то взялись силы. Спокойно оделась, взяла сумку, потом сообразила, что не донесу столько бухла. Вернулась к ноуту. И тут меня накрыло. Мне стало страшно, как никогда в жизни. Я поняла, что ещё несколько минут в тишине могут подвинуть мою психику безвозвратно. Судорожно начала искать номера, но вовремя остановило то, что только лишний раз напугаю близких мне людей. С n-нного раза удается забить в поисковик телефон доверия. Набираю. Дежурно сопереживающий голос. У меня точно те же интонации были, когда я дико уставала на дежурстве, но надо. Не вчерашняя студентка. Уже хорошо. Пытаюсь объяснить, что со мной сейчас, но самой смешно от того бреда, что я несу. Какими словами объяснить человеку, никогда не переживавшему похмелье, что происходит? «Перебрал в клубе, прорыгался с утра, откисал с пивом до обеда» — это, други, нихрена не похмелье. Похмелье – это когда воздух стал серой вонючей ватой, когда вместо крови – тугая жидкая грязь, когда ты в состоянии без времени и пространства, в вакууме, из которого высосали всю радость и счастье, а закачали страх и боль. И не веришь, что это когда-нибудь закончится. Точнее, остатками мозга ты понимаешь, что закончится, так как этот раз далеко не первый, но поверить в это не можешь. Твой персональный филиал ада. И объясни это милой тете, ждущей 9 утра, чтобы пойти домой варить борщ и вязать носки внукам в компании любимой кошки. Пусть она, чем никто. Дав советы как жить трезво (спасибо ей, она искренне хотела помочь), тетя отключилась. Пугающая тишина накрыла снова. Вспомнила, что барретту муж приносил домой, хотя просила не провоцировать меня. Однажды я засадила в него нож, он успел повернуться боком и удар пришелся на плечо. Рану зашил знакомый хирург, тактично не спрашивая, откуда прилетело. С тех пор я имею карт-бланш бухать без желающих рассказать мне, что я делаю не так. В запое меня не трогают, но потом… Пневмат в его нычке (ха!) не нашелся. Разочарование пополам с облегчением. Добавила в поисковике к телефону доверия слово «алкоголизм». Какой-то «Феникс». Ну, Феникс, так Феникс. Хорошая птица, если верить легенде. Набираю. Женщина с голосом не алкоголика, ну совершенно. Ожидала услышать хриплый мужской (Макс, привет, твой голос был вторым в АА). А тут нежный щебет. И говорит страшные вещи. Про себя. Не стесняясь, абсолютно откровенно. И я ей поверила… Нет, Юля, не так. Я тебе ПОВЕРИЛА. Моя голова кричала дурным криком, что быть того не может. Грамотный, очччччень профессиональный развод. Не бывает так, чтобы чужой, совершенно незнакомый человек знал про мое состояние всё. Ей не надо ничего объяснять, подбирать слова. И почему-то она искренне рада общению со мной. Мне с ней становится спокойнее. Это как кто-то прижимает к себе и держит, пока тебя не переколотит от невыносимой боли. Говорит, что надо прерваться на время и что еще перезвонит. Советует какой-то форум алкоголиков с непроизносимым названием. Надеюсь, когда-нибудь мне представится возможность сказать слова благодарности тому человеку, который создал форум «Весвало» и придумал такой сложный доступ к самой ценной информации. Которая не должна попасть к левым людям, не имеющим отношения к алкоголизму. Кому надо, тот пройдет этот дикий похмельный квест с регистрациями, подтверждениями, ограничениями доступа. Остальным тут нечего делать. Внаглую влезла в чужую тему с просьбой о помощи. Предложили создать свою тему, и понеслась… Ребята с «Весвало» – низкий ВАМ поклон.

 

 Я постепенно начала оживать. Настолько, что решилась дойти до ванной. Этот ложный прилив сил запустил механизм самообмана: «Если я сейчас выпью немного, то меня попустит и смогу доехать на собрание, как обещала на форуме. Перегар у меня и так есть, состояние ужасное, потому – можно. Даже нужно!». И начала собираться с магазин. Эта болезнь настолько сильнее меня, что разводит даже на попытке как-то с ней справиться. По дороге цепляю взглядом совершенно незнакомого человека. Останавливаюсь и понимаю, что это чудовище – я, только в зеркале. То, что я видела утром, ни в какое сравнение не шло с тем, что увидела в тот момент. Во временных параметрах прошел час-полтора, но я могу поспорить на все, что имею, что время – не линейная величина. Вот тут я не знаю, как описать то, что произошло. Я почувствовала, что моя жизнь проходит перезагрузку. В этот самый момент. Глядя самой себе в глаза, я физически ощущала, что что-то очень круто меняется. Потому что ТАК НАДО. И вернулась на форум. Больше суток я не выходила из онлайна, больше суток ребята с Весвало непрерывно поддерживали меня в моей адской похмелюге. И вытолкали, просто заставили поехать на Феникс. И Юлин голос. И Макса, чьи слова «…если ты позвонила по этому номеру, значит, твой поезд уже утонул!», стали ощутимым пинком не расслабляться, заткнуть жалость к себе и ехать. Как я собирала себя по кускам, как доехала – это отдельная история. Как не сбежала с группы – очередное чудо. Дело в том, что алкоголиков я представляла себе, мягко скажем, немного иначе. Пришли исключительно ухоженные женщины, мужчины в костюмах. Только пару товарищей были видимо, потрепаны вином и жизнью. Анонимные – еще согласна, но Алкоголики??? Да кого вы дурите! Почти 4 года работы в наркологии продемонстрировали мне все подвиды алкашей в природе. И в костюмах тоже. Но фишка в том, что они поголовно были безумно, нечеловечески уставшими. С потухшим взглядом и откровенным нежеланием жить. Если не слабоумные от рождения. А здесь – СВОБОДНЫЕ (это я потом поняла, что ещё бывают и радостные, и счастливые, но не всегда). Пока мне хватило и этого. Секта. Обычная секта. Уйти с собрания, после того, как мне радостно похлопали, что я теперь тоже «секта», было неудобно. Пришлось слушать и смотреть. Под финал я поняла, что совершенно не чувствую, где здесь подвох. Ну, вот не нахожу. Списав это все на свое полудохлое состояние, я приняла решение. Секта это, или не секта – времени и возможности выбора у меня уже нет. Мои бдительные родственники, если почувствуют угрозу имуществу, сами меня превентивно зароют, потому бояться нечего. Чего там говорят? 90 дней – 90 собраний? Это нереально, конечно. Но завтра попробую прийти. Хуже, чем есть, точно уже не будет. И пришла завтра, потом послезавтра. И еще 117 дней. Со временем пришло осознание того, почему же меня так тянет к этим людям? Мне с ними безопасно. Здесь я могу снять все маски, которые позволила навешать на себя социуму. И спокойно принять свою болезнь. А самое главное – жить с этой болезнью не в мучительной «сухости», а полноценно.

 До «счастливо», «радостно» и «свободно» еще далеко. Но и это будет. С помощью АА и ВС. И всех тех, кто каждый день рядом. Тех, у кого прошу прощения и кого люблю!

 

Для Создателя мы все бабочки,
Хоть и ползаем, как гусеницы.
Сидя на заоблачной лавочке,
Он с улыбкой нами любуется.
Смешные неуклюжие создания,
Ограниченные в передвижении,
Рождают в его душе сострадание
Он верит в наше преображение.   

— Он прощает нам наши грехи,
Своеволия, страхи и дерзости.
Мы пока, как котята, слепы,
И пока что бредем в неизвестности.
Подбрасывая в души идею
О возможности радужных крыльев,
Он за нас, грешных, радеет,
Уставших от неверия и бессилия.

Он провоцирует в нас боль —
В безысходности, чтоб встряхнулись.
Он сыплет на раны соль —
Окончательно чтоб проснулись.
И когда из окоченевших куколок
Выпорхнут счастливые бабочки,
Бог уйдет таки, на покой –
Усевшись в облако
И надев пушистые тапочки.

                                Эмма Миллер

 

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №46
Литературно-информационный листок №46  за сентябрь-октябрь 2015г.
Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Ещё о служении.

       Много копий сломано о тему «Служения». И всё равно приходится говорить об этом вновь и вновь. К сожалению, очень многим в Сообществе непонятна роль служения в собственном выздоровлении. Хотя Служение и является одним из Трёх заветов, переданных нам основателями АА наряду с Выздоровлением (12 Шагов) и Единством (12 Традиций). С Шагами более-менее ясно. Или работаешь по Программе и становишься Счастливым, Радостным и Свободным, либо с раздражением влачишь жалкое существование «сухого» алкаша, а скорее всего, просто бухаешь. Традиции никогда не вызывали особого оптимизма. Даже Билла У. просили приезжать и рассказывать о том, куда он прятал свои бутылки, и как к нему пришло духовное просветление, но «не говорить ничего об этих треклятых традициях». Хотя именно Традиции защищают нас и Сообщество в целом от самих себя и дают оптимизм и надежду на то, что наше Сообщество будет процветать и в дальнейшем.

       И уж совсем тёмный лес у нас с заветом Служения. Хотя, кажется, чего проще. Бесплатно получил — бесплатно отдай. В книге «Анонимные Алкоголики» на странице 86 есть чёткое указание на то, что «…наиболее стойкий иммунитет против алкоголя дает интенсивная работа с другими алкоголиками. Она помогает там, где все другие средства бессильны».

       Я сейчас перечитываю книгу «Доктор Боб и славные ветераны», в которой рассказывается о том, как зарождалось движение Анонимных Алкоголиков 80 лет назад. И понимаю, что это движение было настоящим чудом, даром Высшей Силы для всех алкоголиков мира. Оно было похоже на тоненькую свечку, горящую на ветру. Любой порыв ветра мог её задуть, и тогда у нас уже не было бы выбора. Оставалось идти тем путём, по которому прошли миллионы алкоголиков до нас. Пить, деградировать и умереть страшной смертью. И испытываю огромную благодарность к тем людям, которых уже давно нет в живых, которые шли, ехали, несли весть, создавали новые группы, чтобы огонёк этого движения разгорался всё дальше.

       Я благодарен многим из тех, кого я знал лично и знаю по сей день, людей, которые начинали и развивали это движение на Украине, в России, в Беларуси, в Литве и Польше. Это люди, которые не жалели своих сил, времени, денег, ехали за тридевять земель, чтобы весть об Анонимных Алкоголиках распространялась дальше, подобно кругам по воде, чтобы завтра где-то один алкоголик с похмелья не взял свою первую рюмку, а пошел на собрание и нашел там свою трезвость.

       А для этого ему надо прочитать приклеенное НАМИ объявление или услышал весть о АА от НАС в наркологии или больнице. И очень важно, чтобы он зашел в убранное НАМИ помещение, выпил чашечку купленного НАМИ чая, который ему сделал и принёс кто-то из НАС. Чтобы кто-то из НАС грамотно провел собрание, кто-то поделился своим опытом трезвости, кто-то подошел после собрания и спокойно поговорил, выслушал новичка и ответил на его вопросы. То есть, сделать ВСЁ для того, чтобы человек поверил – здесь ему рады, здесь помогут и он попал в нужное место и в нужное время. Дальше кто-то из НАС может провести человека по Программе и передать ему СВОЙ опыт. Вот и всё, что включает в себя слово служение.

      Я много занимался служениями на различных уровнях. Сейчас на вскидку даже не вспомню обо всех. Но когда начал работу со своим нынешним спонсором, он спросил меня о моих служениях. Я начал перечислять – на уровне группы, на уровне города, на уровне страны. На всё это ответ был один: « — Это всё херня!» Спонсор у меня – мужик жесткий и за словом в карман не лезет. И только тогда с раздражением, не понимая, чего он от меня хочет, я вспомнил о том, что люблю после собрания аккуратно расставить стулья. «Вот, — сказал мой спонсор – это и есть твоё служение. То, что ты делаешь для других. Всё остальное ты делаешь для того, чтобы быть на виду, то есть для своего эго».
Я благодарен спонсору за этот урок. Я благодарен своим спонсируемым за то, что смог увидеть – помогая им, я помогаю себе. И получаю награды от Бога. Сажусь работать со спонсируемым в хлам уставшим, а встаю свежим и бодрым, как после 8-часового сна и с чувством выполненного долга. В действительности, служение требует не так много усилий, как кажется, а вот отдача от него шикарная.
       Увы, в последнее время всё чаще приходится сталкиваться с тем, что просто некому заниматься служением. Мы постоянно ищем и, главное, находим новые направления несения вести об АА. Но некому нести эту весть. Человек нашел группу (не сам, заметьте), приходит на собрания, красиво рассказывает о своём выздоровлении, а после собрания, откупившись парой гривен в 7 Традицию, торопится домой, в свою трезвую жизнь, не пообщавшись с новичком, не встав пораньше, чтобы съездить в наркологию или реабцентр. И сегодня, глядя на тех, кто пришел в Сообщество 5-10 лет назад, я вижу, что все эти люди занимались служениями. Тех, кто не служил, я уже давно не вижу.

То есть, сбывается одно из обещаний Большой Книги. Ещё раз, с. 86. «Наиболее стойкий иммунитет…»         И дальше по тексту.

 С любовью, Альбатрос.

(и ещё одна история)

     Всем привет, я Владимир — алкоголик из Киева. Родился я в семье, где отец  алкоголик. Его я практически не помню, он повесился, когда мне было 7 лет. Меня старались держать подальше от него, у бабушки с дедушкой, в деревне. По описанию матери о том, как пил отец, я сделал вывод, что шёл с ним в алкоголизме очень похоже. Но мне посчастливилось больше — я выжил. И мне 42, а отцу было 36, когда его убила болезнь. Впервые в меня попало спиртное, когда мне было 6 лет. На поминках дедушки я схватил стопку, которую поставили рядом с его фото, когда рядом никого не было, и залпом проглотил содержимое (не помню конкретно что, но или водка или самогон). Я, честно говоря, был уверен тогда, что там вода. Меня не вырвало. Из своего раннего детства помню не многое и в том числе из этого немногого — состояние опьянения. Все вокруг вертелось, и я спрашивал удивлённо у бабушки, почему крутится дом наших соседей. Тогда не было «коренного перелома в психике», в том смысле, что я не познал в тот (первый) раз внутренней лёгкости, удовлетворения и комфорта, которые мне открыл алкоголь гораздо позже. Потом, к годам 10-11-ти, наблюдая за другими, я почему-то пришёл к выводу, что пить спиртное – это атрибут взрослости и мужественности. Мне очень хотелось «повзрослеть». Ещё несколько раз я выпивал в детстве (в промежутке 12-14 лет), опять никакого преображения  —  сплошное «рыгалово» и очень плохое самочувствие на утро, с клятвами себе, что это в последний раз. Вот впервые я наслаждался состоянием опьянения в школьном трудовом лагере, по окончании 7-го класса. Мы с, парой-тройкой друзей-одноклассников, покупали в местной сельской лавке вишнёвую наливку и забирались в укромное место, недалеко от лагеря, выпивали и я наслаждался этим состоянием. Я только и ждал возможности повторить это опять и опять. Уже в техникуме (я поступил после 8-го) курсе на втором я стал покупать себе пиво после занятий и обнаружил, что эффект, который оно на меня производит — потрясающий. Мне становилось вдруг комфортно с самим собой, всё вокруг преображалось, появлялись яркие краски, жизнь в целом казалась мне прекрасна и я мог себе позволить делать те вещи, которые хотел, но боялся делать по-трезвому. Я мог познакомиться с девушкой, которая мне нравилась, смело подраться, мог потанцевать свободно, становился чудесным рассказчиком и веселым, компанейским собеседником… Я себе таким нравился, и хотел таким быть. Но это пока не было «перебора», пока меня не заносило и я не начинал делать неадекватные вещи, за которые мне потом было больно и стыдно. Так я выпивал время от времени без особых последствий в течение  несколько лет. Очень любил компании на выходных с утра до вечера пьющие пиво.  Любил дни рождения, любые праздники; где можно было бы как следует выпить. Я был влюблен в выпивку, в то, что она волшебным образом делала со мной, в чудесное преображение внутри меня. Последствия? Да, были. Случались уже какие-то драки, где уже можно было попасть под суд, какие-то выяснения отношений с угрозами в мой адрес… Но это эпизодично, и я легко готов был платить этим всем и даже большим за волшебство алкоголя. У меня и мыслей бросить пить не возникало. К годам 23-24 я уже стал просыпаться пьяным и с включенной тягой, которая полностью овладевала мною уже при пробуждении и я был в её власти, и ничто не могло во мне противиться этой жажде срочно выпить. Так я стал пить по два-три дня к ряду, напиваясь до беспамятства каждый раз. Я не был в состоянии идти на работу или переключиться на какие-то дела, я пил и ничего не мог с собой поделать. Вот в то время, когда мне было где-то годков 25 я впервые и пошёл к доктору наркологу на прием (с подачи девушки, которая терпела меня на протяжении 5-ти с половиной лет). Так начались мои лечения, кодировки, торпедировки, знахарши, клиники, больницы, церкви, реабцентры… Это не работало. Запои увеличивались и дошли до 3-х недельного марафона. Просыпался я обычно в одежде, пьяным и с уже овладевшей всем моим существом тягой такой силы, что вылазил из окон, если меня закрывали на бронедверь, спускал верёвки ит.д. (бежал-летел пить). Зачастую там где пил, там и вырубало — спал, валялся во дворах… Запои как начинались, так и заканчивались сами по себе , я эти процессы не мог как-то упорядочить , просчитать , проконтролировать их длительность и их последствия. Я тогда не понимал этого. Перерывы-ремиссии межу запоями в две-три недели были от 2-х недель до 3-х 4-х месяцев иногда. В перерывах этих я плотно курил травку, т.к. мне нужно было как-то расслабляться, «долго» быть трезвым мне уже было очень не комфортно и появлялась надежда, всегда появлялась надежда и у меня и у моих близких, что это закончится, пройдет, что все как-то наладится, что боль, ужасы и потери образумят меня и я опомнюсь, остановлюсь. Вновь и вновь эта надежда разрушалась жуткими запоями и безумием. Я остался один, отвернулись друзья, не здоровались соседи, только мама осталась рядом… Я не видел будущего — впереди только тьма и отчаяние. Однажды в приступе белой горячки (на третий день отходняка) я шёл убивать демона. Взяв самый большой нож, что был в квартире я пошёл в соседнее парадное, поднялся на 9-й этаж и позвонил в дверь. Ведь демоном был мой собутыльник-сосед по дому, я узнал об этом от человека , что говорил со мной по телевизору когда стало светать. Я предупредил мать, что знаю кто демон , попросил её сообщить об этом моей тете — давным давно православной и очень в этом деле продвинутой, чтобы она проинформировала весь люд Божий об этом. Я осознавал себя частью великой миссии добра и избранным для этого от рождения- убить зло. К моему счастью дверь мне никто не открыл, никого не было дома. Чтобы произошло можно только предполагать….Так я попал в больницу, где правда, побывав уже только второй раз, через два года узнал об АА. Это был 2003 год. По выписке из больницы я в тот же день пошёл на группу, чем-то мне нравились анонимные, что-то было в них особенное… Я весь превращался в слух тогда, когда слышал похожие с моими запойными марафонами историями, когда кто-либо рассказывал то, что пережил и я сам на своей шкуре. Я проникался доверием к таким людям и чувствовал какое-то родство с ними. Я продолжал ходить на группы, приобрел и БК и ЖК и 12х12 и размышления, читал, вникал, пытался делать сам что-то: не пил 4,5 месяца — запой, потом опять 4,5месяца — опять запой … Разные разрывы — до 7с половиной месяцев были. Таких восемь запоев за 2 года в АА. Почему знаю? Мама моя годами отмечала в календариках дни, в которые я пил. Мама.. Я иногда просто не понимаю, как такое со мной случилось, что я трезвость получил эту, за что? и думаю, что мама меня вымолила у Бога.
Сейчас я постараюсь описать то, что произошло со мной в ночь, с которой началась эта моя трезвость.
По окончании каждого запоя я имел обычный набор частей его составляющих последствий — до 10 килограмм потери в весе, болезненное ощущение всех внутренних органов, бессонница, несколько суток рвоты, судороги в ногах, тревога, желание чтобы меня никто не трогал, болтающаяся во рту белая деревяшка вместо языка и забитые слизью опухшие глаза… Я ходил по кухне, курил одну за одной, и испытывал сильную тревогу, почти панику. Я не мог понять почему опять? Почему, спустя полгода как я не пил, опять сорвался? Я ходил в церковь, ходил регулярно на группы, я верил в Бога, много читал духовной литературы, я молился , так старался и … Я был тогда на пределе и хотел получить ответ — «почему» ? И я получил его. На холодильнике лежала книга «Анонимные Алкоголики», я увидел её, схватил, открыл и сразу уткнулся в текст, выделенный жирным шрифтом, где говорится о том, что алкоголик не выбирает пить или не пить, что он не имеет выбора в отношении первой рюмки, что это не в его власти пить или не пить, что это вне его возможностей, что он абсолютно беззащитен перед этой самой – первой рюмкой. Это был удар, из меня сама по себе вышла фраза: -«Боже, почему я?» Я вдруг только в тот момент лишь понял , что умираю, и это невозможно остановить, что это — неизбежно. Мне так стало жалко себя, что я заплакал и упал на колени, и рыдая, молился долго. Молился на коленях и просил только это: -«Господи, помилуй меня, чтобы я умер трезвым», я повторял только лишь почему-то эту фразу не знаю как долго, но мне показалось, что несколько часов. В тот же день мне сам позвонил один из стариков (спустя два года он умер на 15-ти годах трезвости — трезвым) и сказал примерно следующее: «Ты алкоголик такого типа, которому нужна программа, нужны шаги, и тебе нужен спонсор». Я сказал: «Будьте пожалуйста моим спонсором» и до конца дней его я обращался к нему на «вы», у меня так и не повернулся язык обращаться к нему на «ты» хотя он и просил меня по началу, но потом махнул рукой на это, так и оставили.)) Он был одного года рождения с моей мамой и был мне как отец. Хочу заметить, что с той самой ночи я ни разу не испытывал желания пить, для меня – это настоящее чудо. Так начался мой путь в этой, дарованной мне Богом трезвости и новой жизни. Я по милости увидел в себе заболевание, над которым не имею никакой власти, увидел смерть , принял её , обратился к Богу и получил взамен жизнь. Я не имел никакой действенной веры, я первые полгода был как чумной, мне мой первый спонсор давал надежду, постоянно повторяя ( внушал что-ли) не бойся, всё будет хорошо.. Он пытался выводить меня из погружения в себя, зацикленности на себе… День по дню «выгуливал» меня в парки, и прогулки по городу, очень много проводил со мной времени. Я постоянно бывал у него дома (он жил один и был художником и в квартире у него была мастерская). Я дошёл с ним до 6-го шага, сделав пять. И когда мне был где-то годик, к нам приехал человек из Америки и начал спонсировать некоторых новичков с моей группы. Я по началу всерьез его не воспринимал — молодой, трезвости меньше года, а у меня спонсор — зубр в выздоровлении))),…это пока я не стал понемногу ближе и ближе знакомится с ребятами, которых он спонсировал и тем, как они делают шаги. И я как-то так сильно захотел тоже пройти шаги именно так же., — не могу объяснить почему. Я поделился этими переживаниями со своим спонсором. Он сказал, что беседовал с Олегом и то, что я хочу попробовать проработать шаги как делали они — это прекрасно, и я имел тогда двух спонсоров, пока не умер мой первый. Я с радостью, подробно расскажу, как именно я делал шаги и как пытаюсь применять их в своей жизни. Но уже не сегодня, сейчас полтретьего ночи и я устал немного.
                                                                                                                                                    (Продолжение следует)….

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №45
Литературно-информационный листок№45  за август-сентябрь 2015г.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев

От редакции

Всем привет! Меня зовут Софийка и я алкоголик! Хочу поделиться с вами информацией о тех событиях, которые произошли на группе АА «Левобережная» с момента выхода предыдущего информлистка (с 12 августа по 9 сентября):

В воскресенье, 9 августа проходило спикерское собрание. Спикером была очаровательная Марина (Марына) из Броваров. Она поделилась с нами своей сногсшибательной улыбкой и рассказом о её тернистом пути до прихода в АА, а так же, как исцеляюще в её жизни работает наша программа. Спасибо тебе Марина! Хочу поблагодарить от себя лично за слова, сказанные ею мне: «Софійка радуйся, що твоя мама ходить хоть на якісь групи і розуміє, що ти алкоголік! Бо мої родичі, коли я  перестала пити, вирішили, що я вже  виздоровіла!!!»

          А в воскресенье 6 сентября спикерил Вова Паркетчик с «Феникса». Ему сопутствовала Божья благосклонность – в этот раз на собрании присутствовал новичок (значит, выздоравливает правильно). У Вовы есть способность к убеждению; он умеет не только безапелляционно доказать, что он – алкоголик; что алкоголизм – это болезнь, но и непринуждённо заставить других поверить в то, что и они серьёзно больны этим заболеванием. После собрания Вова благодарил Севу, а Сева благодарил Вову, — так и неизвестно, кому повезло больше, самому спикеру или Левобережке (беспроигрышный вариант).

          За этот период наша группа была счастлива поздравить и подарить 4 медальки юбилярам:  1год, 3 года, 5 лет и 9 лет.

— 3 года трезвости отпраздновал Коля П. Порадовал нас своим миниспикерским. Поделился о важных вещах, которые есть  в его трезвости. Он не уставал говорить о том, что: «Все будет хорошо, главное не расслабляться. Я благодарю Бога, что трезвый Сегодня. Я люблю Сегодня жизнь». А лично для себя я выделила: «Будь собой – все остальные роли заняты!»

Спасибо тебе Коля!!! Хронической тебе трезвости!

— 9 лет отпраздновал у нас на группе Альбатрос. Он внес огромный вклад лично в мою трезвость и мое выздоровление. Был аншлаг. Многие хотели его поздравить. Мы рады, что ты с нами! Нам нужна твоя класнючая трезвость!!!

— 5 лет медалькой поздравляли Юлю П.  Многие помнят её приход в Анонимные Алкоголики. Юля поделилась, что когда у нее был месяц трезвости,  всё было нереально, а сейчас, когда 5 лет, она вообще ничего не понимает. Очень рады, что она трезвая целых 1825 дней!!!

— 1 год праздновала я. Угощала всех вишневым пирогом собственного приготовления. Светилась счастьем быть трезвой, и была всем благодарна.

          На группе АА Левобережная также произошло много изменений. Провели суперротацию в служении: чайхана теперь Саша Мебельщик. Он огромный молодец. Потому что без печеньки и чайка как-то не прикольно. И чаепитие способствует общению после группы, а это очень важно, особенно для новичков, которых, хочу заметить, — как грибов после дождя!  Мы очень рады вам Новички!! Оставайтесь с нами!

Коля П.  стал ответственным за литературу. Спасибо тебе Коленька. Потому что литература для нас алкоголиков очень важна. Ведь многие  приходят в сообщество, именно прочитав Синюю (большую) книгу.

Сережа С.  продолжает казначеить. Мы очень рады, что доверили именно ему такое важное служение. Сережа выполняет служение не за аплодисменты, служит не  на показ — ничего не требуя взамен, не хвалится и не требует похвалы. Делает это из чувства благодарности и  от нашего доверия. Всегда последним уходит с собраний всё убирает, выносит мусор и закрывает наш шкаф. СПАСИБО Сергей!!!

          Нельзя не рассказать о важном мероприятии для всего украинского АА в целом. С 7 по 9 августа проходило большое спикерское собрание в г. Киеве  по  ул. Фрунзе 103А  в Киевской городской  клинической психоневрологической больнице №1 (им. акад. И.П.Павлова). Своим опытом делился Григорий Т. из г. Индианаполис штат Индиана (США), 11 лет трезвости.  Все были  в восторге, ничего лишнего, всё по делу, — по 12 шагам и 12 традициям АА! Гриша  делился опытом в своем стиле — с присущим ему артистизмом, с  экспрессией и куражом и, конечно же, не без «крепкого словца» Говорил том, что есть книга Анонимные Алкоголики, и в ней всё написано. Рассказывал  про ошибки перевода на русский язык. Было очень круто! Спасибо Григорий, что ты есть! И особое спасибо инициативной группе, которая организовывала это мероприятие (Алексею, Юле и др.). Нам нужны именно такие «изысканные лакомства», а не блюда весьма простые, чуть ли не гречневая каша. На этом мероприятии от нашей группы было 6-7 человек.

          Немного грустно оттого, что некоторые братья и сёстры не посещают собрания, и время от времени срываются – не могут, что называется, нащупать свою трезвость. Друзья, приходите, мы будем очень рады вашему появлению и возможно частичка нашей трезвости, с Божьей помощью, откроет перед вами дверь на просторы душевного покоя, здравомыслия и альтруизма.

«Положитесь на Бога, как вы понимаете Его. Признайте собственные недостатки перед Ним и перед своими товарищами. Очиститесь от обломков прошлого. Делитесь с другими тем, что вы узнали, и присоединяйтесь к нам.

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество

изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

        

           Мне очень нравиться это стихотворение Афанасия Фета. Где он, через картины природы передаёт эмоциональные спады и подъёмы человечества. Предлагаю и вам прикоснуться и насладиться этим шедевром.

 

Учись у них — у дуба, у берёзы.
Кругом зима. Жестокая пора!
Напрасные на них застыли слезы,
И треснула, сжимаяся, кора.

Все злей метель и с каждою минутой
Сердито рвет последние листы,
И за сердце хватает холод лютый;
Они стоят, молчат; молчи и ты!

Но верь весне. Ее промчится гений,
Опять теплом и жизнию дыша.
Для ясных дней, для новых откровений
Переболит скорбящая душа.

 

          Всем привет, меня зовут Сева – я алкоголик! Сегодня проснулся с явным ощущением, что я не я, а кто-то другой – везде мохнатый, хвостатый, усатый, когтистый и очень уверенный в том, что всё и все в помещении принадлежит (подчинено) мне, что всё для меня и что это всё моё-ё-ё-ё-ё!!!

          На моих ладонях густой светлосерый подшерсток из под которого выступают небольшие полукруглые когти. Ими я фиксирую своё местоположение строго посреди дивана, отвернувшись от всех и уверенно прикрыв глаза, мол, вы все не представляете для меня никакой опасности. Иногда я позволяю себя погладить, но не сегодня — просто нет настроения…

          Кто-то очень знакомый (Она меня иногда кормит) подходит ко мне и начинает гладить за шерстью, от головы до хвоста, что-то сюсюкая себе под нос. Я нервно подёргиваю хвостом и уже подумываю предупреждающе  по-кошачьи зарычать, но Она прекращает меня унижать и продолжает собираться на работу, положив на диван, прямо перед моим носом, свои пиджак, кофточку и светлые брюки и, отвернувшись к зеркалу, возобновила свои манипуляции с плойкой. Я медленно поднимаюсь,  усаживаюсь сверху сложенного убранства, и, с необычайным удовольствием, расслабляю свой мочевой пузырь, стараясь пометить все сложенные вещи. Затем, совершенно обнаглев, я «включаю дурачка» и начинаю загребать, чтобы, на самом деле, обратить на себя внимание.

          Ой, что было потом?! Она, обернувшись на звуки, первое время опешила от увиденного, и как завизжит: «Посмотри, что ты натворил, сволочь! Ты что, оборзел?!». На крик прибежал Он (почему-то с моим лицом). Я попытался ретироваться, но Он, схватив меня за хвост (вот сволочь), потянул к себе, а я выпустил когти, пытаясь уцепиться за паркет, и угрожающе по-львиному зарычал, придав своему голосу чугунного тембра. Старый паркет не выдержал и оторвался. Второй рукой, схватив меня за холку, Он отпустил мой хвост и сильно встряхнув меня (паркетина, выскользнув из моих когтей, звонко ударилась об пол), злым голосом произнёс: «Ну что сволочь, попался?! На тебе, на!»  При этом тыкая меня мордой в обосцаные мною же одежды. От такого потрясения окончательно проснувшись я вдруг отчётливо ощутил, что я – это я (не мохнатый, не хвостатый и без когтей). И, первым делом, принёс своей кошке воды и подсыпал корма. Как я ещё могу загладить свою вину?

 

       Друзья, «на дворе» сентябрь, а значит 9 месяц и 9 шаг. Я намеренно написал эту небольшую статейку для затравки, чтобы и вы отложили в сторону свои дела и попробовали сочинить, опираясь на свой опыт какой-нибудь опус для нашего Листка. Поверьте, главное – это хорошо помолиться и начать, а далее, следуя Божьей Воле продолжать, удивляясь, как всё складно получается (сам бы так не смог). Здесь дело не в способностях, а в желании кому-нибудь помочь. Делитесь своим опытом со страниц нашего Листка – это один из способов донесения идей. Нам нужны ваши истории, ваш опыт и ваши добрые сердца. И не важно, что вы не из группы АА «Левобережная». Важно, что мы любим и понимаем друг друга. А если это и не так, то мы, по крайней мере, к этому стремимся. До встречи на наших страницах!

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №44
Литературно-информационный листок№44  за июль 2015г.

От редакции

          Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик, как, впрочем,  и почти все  читатели нашего Листка? (решил поэкспериментировать с вопросительным знаком). Хочу поделиться небольшой информацией о том, что наш групповой литературно-информационный листок «Берег Левый» родился в 2011 году, а именно, в июне вышел первый его пробный вариант под №0. Всё это случилось благодаря стараниям одного человека — всем известного на постсоветском пространстве как алкоголик-Альбатрос, так и редактора (первого и единственного)  этого Листка. Ну, если с первой характеристикой ещё можно не согласиться, я и сам во многих городах вышеназванного пространства могу претендовать на более широкую известность, то с редакторской деятельностью не поспоришь, ибо существует архив «Берега Левого», где всё отражено с педантичной скрупулёзностью аж до №22 включительно. Именно в №23 я лично написал «некролог» и от лица будущей редколлегии попросил всех читателей присылать свои личные истории. Затем, когда была сформирована редакция, Женечка и я, появилось название колонки «От редакции», где мы попеременно обращались к вам с приветствиями.

           Так сложилось, что последние несколько номеров я выпускаю единолично, но обращаюсь к вам от имени редакции. Прошу всех помочь восстановить справедливость: «важны принципы, а не личности»; «именно групповое сознание определяет условия, на которых осуществляется групповая деятельность». Групповое сознание формирует групповое решение. Другими словами, когда я сам принимаю решения или веду бурную деятельность, — я не застрахован от ошибок. Прошу вас, присылайте свои личные истории, предложения, замечания или другие материалы на  aa.levobereg@gmail.com  Если у кого-то есть желание послужить в редакции «Берега Левого», мы будем рады рассмотреть и принять вашу кандидатуру в свои объятия. Может у кого-нибудь есть и другие мыслишки по этому поводу – жгите лично мне в глаза или на  cewawec@ukr.net  

          Всех сегодня люблю – даже тех, кто критикует…

 

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

 

 

Как я попала в Анонимные Алкоголики, но не задержалась.

Или кому с первого раза  не доходит…

     Всем привет, меня зовут Софийка, и я алкоголик. Вот решила написать несколько слов после вчерашнего спикерского, которое меня зацепило. Наш братик рассказывал о смирении. Я услышала, что если я сама не приду к смирению, то Высшая Сила приведёт (смирит) меня. И чем больше я буду сопротивляться, тем болезненней будет метод воздействия на меня!

     Так вот, мой алкоголизм мне дан не за что-то, а для чего-то. И если конкретнее сказать  — для того, чтобы мой путь к Богу был минимизирован во времени. И я благодарна Ему за то, что Он дал мне открытый разум и убрал предубеждения.

     То, что я алкоголик я поняла еще в юном возрасте, вернее, тогда я понимала, что у меня проблемы с алкоголем. Мой отец тоже был алкоголиком и умер в возрасте 45 лет, а моя любимая игра в школе была в «кто больше выпьет». И почему-то никто не хотел в нее со мной играть. Наверное, потому, что я всегда выигрывала.

     Первый раз я поехала к батюшке ставить запрет на выпивку в возрасте 17 лет. Мне помогло это на 2 года. Потом срыв! Затем были торпеды, кодирование, церкви. Это помогло мне, сжав кулаки и зубы,  жить и не пить какое-то время.  Я училась, заканчивала Вузы, устраивалась на работу и увольнялась после срыва, начинала отношения и расставалась в пьяном угаре, мирилась и ссорилась, ломала и отстраивала. Короче говоря, медленно, но уверенно котилась и летела ко дну.  И потом, принимая пилюлю трезвости (сухой трезвости), я снова с чувством вины, злости и обиды, ничтожности и одиночества собирала себя в кулак, — зализывала раны и возвращалась в этот страшный и жестокий мир. Где меня никто не знает, не понимает, не любит, не уважает. Я понимала, что ненавижу себя, всех и всё вокруг, а самое ужасное — мне страшно!!! Я БОЮСЬ!!!

     Впервые я пришла в АА в 2011 году. Пройдя реабилитацию, я стала ходить на собрания. Тогда это было для меня спасение и восстановление после продолжительного пьянства. Отрезвев, спустя 3 месяца, я срочно устроилась на работу, потому что решила — это просто очень важно работать и зарабатывать деньги. Я продолжала ходить на группы АА. В это время я присутствовала на корпоративах, смотрела как пьют. Потом перестала звонить собратьям и читать литературу АА. Завела романтические отношения. «Первым делом главное» у меня стали деньги, отношения и вживание в роль Стерво-Секси-Бизнес-Вумен. Превыше всего я верила в своего бога и поклонялась ему. И этим богом для меня была Я. Самым главным моим нарушением рекомендаций было взять первую рюмку. Это было в ресторане. Всё время, когда мы там находились, все постоянно пили один  злополучный коктейль, который мне тоже хотелось попробовать. Хотелось попробовать настолько, что я убедила себя,  что выпью только чтобы попробовать вкус напитка. И БАХ!!! Я снова ушла в запой. Затяжной и страшный. Долго я не могла выкарабкаться. Потому что навёрстывала упущенное. В итоге, я потеряла всё: работу, семью, деньги, друзей, уважение, доверие, уверенность, веру, силу, внешний вид!..

     За три года моих мытарств я еще успела подшиться. Молодая девка, со шрамом на заднице (как теперь жить). Полежать в БСП с ушибом головного мозга и добавить в «копилку своей красоты» шрам на голове (ну это – ладно). Полечилась травами, иглоукалыванием, сходила к деду-ведуну и бабке-ворожке. Мне очень хотелось верить в то, что на мне порча или сглаз и найти кого-то, чтобы это сняли, и вмиг наступило излечение. Но это не произошло.

     Моё дно отыскало меня не на притоне с пьяницами-выпивохами, не в посадке, не на лавочке, не под забором, а в положении «сидя с утра на кухне», с похмелья. Когда мой организм отказывался принимать алкоголь и отправлял всё выпитое обратно. Когда всё болело. Тело и голова не слушали меня. Я не могла ходить, говорить и думать. Колотун тряс меня как нервный тик, душевная рана кровоточила. А сама душа покрылась гнилой плесенью. В этом состоянии я не могла ни пить, ни не пить. Я поняла, что я сама ничего не смогу сделать. Именно тогда Богу наконец-то удалось достучаться до меня. И начиная с того дня 15 августа 2014 года и до сегодня, я смиряюсь и остаюсь трезвая благодаря Богу, спонсору, программе и Вам. Я жива и счастлива. СПАСИБО!!!

Если на группу пришел новичок.

  1. Дайте ему слово, но если он не захочет говорить, не настаивайте.
  2. Не называйте его алкоголиком – пусть он сделает это сам, когда придет время.
  3. Попросите у него номер телефона, и если он не придет на следующее собрание, позвоните ему.
  4. Предложите ему ознакомиться с АА-евскими книгами и брошюрами.
  5. Предложите ему во время собрания и после него присмотреться к «ветеранам». Может, он найдет среди них спонсора.
  6. Если от новичка разит спиртным, не делайте ему выговора. Необходимо вежливо, но твердо объяснить ему, что на собрания следует приходить трезвым. На некоторых группах выпивших лишают слова.
  7. Не давайте новичку денег, даже если он будет просить «на хлеб». Следует объяснить, что группа АА – не благотворительное дружество.
  8. Если новичок будет просить поручиться за него перед женой (мужем), милицией или работодателем – не делайте этого. Некоторые алкоголики приходят за подобным поручительством, а не для того, чтобы стать трезвыми.
  9. Не навязывайте ему своего понимания Программы, даже если вы не пьете долгое время. Вы можете поделиться с ним своим опытом, а использовать его или нет – пусть он решает сам.
  • Пусть секретарь группы узнает, когда у новичка круглые даты трезвости (неделя, месяц) и объявит это на группе. Для новичка это поддержка.
  • Если новичок просит у вас совета относительно своей семьи, работы, места проживания и т.д., можно ответить ему, что в АА не принято давать советы. Программа же рекомендует новичкам не делать «резких движений» в первые недели и месяцы трезвости. Время все расставит на свои места.
  • Если новичок перестал ходить на группу, объясняя, что очень занят важными делами, не доказывайте ему ничего и не агитируйте его. Алкоголь – наилучший агитатор, он докажет новичку все, что необходимо.

(Из журнала «Джерело»,  №4 1999г.)

 

                                   Выбор

Следившая за мной который год,

Во все анналы смерть меня вписала,

И свитком надо мною потрясала,

И каждый шаг мой знала наперёд…

А я-то вдруг не стала умирать!

Я вырвалась из рокового круга.

Прости-прощай, неверная подруга –

Я не имею права умирать.

Ждут те, кого лишь я могу спасти.

Вот этот парень мне дороже брата.

Он смотрит тяжело и виновато.

Он не случаен на моём пути.

Он жив от кувырка до кувырка,

И боль его настолько мне знакома,     

Что я могу, не выходя из дома,

Все мысли его знать наверняка.

И я должна сегодня говорить!

Поддерживали дружеские руки

Меня в такой же безысходной муке –

Чтоб я могла об этом говорить.

Так знай же, друг, что ты не одинок.

За шагом шаг мы путь свой выбираем –

Он труден, я не обещаю рая,

Ты только помни: ты – не одинок.

Несёт тебя смертельная река.

Но на последнем, гибельном пороге

Есть выбор: жизнь и смерть – лишь две дороги.

Он за тобой. И вот моя рука.

 

  Ирина К. 

 

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №43
Литературно-информационный листок№43  за июнь 2015г.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев

От редакции

          Всем привет, меня зовут Сева и я, конечно же, алкоголик! Вспоминаю, как вначале меня коробило от этого слова – алкоголик. Всякие мысли лезли в голову: думал, что если буду сам себя часто так называть, то ещё накаркаю – это всё равно, что говорить «чтоб я сдох» — а вдруг и взаправду того?             Помню, когда меня тесть первый раз алкоголиком назвал, то я даже присел от неожиданности. А потом ещё раз и ещё, а я всё голову ниже и ниже. Думал, когда этот разговор (а для меня пытка) закончится? Надо сказать, что я и сейчас не в восторге, если кто-то меня алкашом называет, но сам на себя могу «побраниться». Кажется, что должно быть наоборот: когда кто-то алкашом называет – это будто жидким стулом в тебя бросили; а когда сам себя – это как в кучу навоза головой бросился с разгону, что, согласитесь, гораздо хуже (видок ещё тот). Но, на самом деле, когда сам себя – это не то,  что кто-то тебя. Когда кто-то называет меня алкашом, то хочется поспорить, противоречить или просто сказать: «Не пизди!»

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

ДепутААты

           У нас в АА говорят, что, сколько людей столько и путей выздоровления. Так оно и есть, даже если кто-то с этим и не согласен. Вот программа у нас одна, а путей выздоровления – пруд пруди. Мы говорим, что нет шагов – нет программы, потому что в большой книге написано: «Вот предпринятые нами шаги, которые предлагаются как Программа выздоровления».  Далее – перечень шагов с первого по двенадцатый.

          Когда новичок приходит на собрание и представляется как алкоголик – всё, он уже в Программе, он уже делает 1Шаг. Именно на группе происходит его выздоровление: он представляется алкоголиком; учится соблюдать анонимность; старается принимать людей и обстоятельства такими, какие они есть; принимает опыт других; делится своим опытом; доносит идеи, спонсируется и занимается служением. И не важно, как долго он завис в первом шаге. Некоторые из нас говорят, что один шаг – один год, а другие говорят, что один день – один литр. Не будем судить ни тех, ни других, а будем считать, что  у нас есть право выбора.

          Служение способствует выздоровлению, но не заменяет его. Мы занимаемся служением из благодарности к сообществу за то, что получили дар трезвости, который с каждым днём всё увеличивается вместе с нашей благодарностью. Так ли это? Именно о служении я хочу поделиться своими мыслями и наблюдениями в этой статье.

          Как правило, служение начинается на группе, например, с «чайханщика» (ответственного за угощение). Предлагаю, для примера, представить себе невозможный случай, как разновидность отношения к служению. Допустим, что человек, вдохновлённый значимостью своей персоны и занимаемой «должностью» настолько проникся (вошёл в роль), что не позволяет никому без спроса самому наливать себе чай, брать сахар и печенье. А когда его просят плеснуть кипяточку, он отвечает: «Попроси хорошо», и если плохо просят, то говорит: «Не получишь ничего». Его просят дать ещё печеньку, а он отвечает, что другим не хватит. Или просят несколько пакетиков чая в один стаканчик, а он говорит, что дома будешь чайфирить.  «Смотри, вот ты берёшь по 10 штук печенья, а в шляпу кладёшь по 2грн. Думай братец, думай»…

          Представляю себе, как вас эта история развеселила. Думаю, что таких случаев у нас не бывало, а если и были хоть какие-то намёки на подобное, то этого «директора чайханы» быстро ставили на место. Ему говорили, что ты ещё не дорос быть слугой, что «кишка тонка» и такого служения как «калькулятор» (кто, сколько кладёт) у нас нет, и в ближайшее время не предвидится.

          А вот пример отношения к служению, который мог бы быть на самом деле. Когда один из новичков спросил о том, чем занимается председатель группы, ему ответили, что председатель координирует действия и взаимодействие между служащими на группе. То есть, он настолько важный «перец» (а не какой-нибудь слуга), что ему больше делать не хрен, как только координировать, и не кого-нибудь, а алкоголиков. Он убеждён, что алкоголики нуждаются в координировании, а не всякий достоин, быть председателем. Это убеждение опасно тем, что человек (координатор) может посчитать, что он уже не алкоголик, что у него уже нет проблем, что здравомыслие возвратилось (см. 2-ой шаг).

          Но на самом деле всё происходит так; какая-нибудь Мила или Люся берётся за «чайхану» совершенно незаметно, не выпячиваясь, с любовью и, почему-то, всего хватает и всё такое вкусное. Она дожидается, когда все разойдутся по домам и уходит последняя, всё сложив и убрав. Иногда, мы не обращая внимания, лакомимся, и это совершенно очевидно, домашней выпечкой в её исполнении, а если кто и заметит: «Ты что, специально напекла?» — она ответит, что к сыну друзья приходили, так осталось – не доели, добру пропадать – что ли? Вот он – эталон служения – самое оно! А когда приходит срок ротации, испуганно хлопает глазками со страхом, что она останется невостребованная со своей материнской, ненавязчивой заботой…

         А какой-нибудь Игорь или Саша (председатель группы) весь свой срок служения старается подстраховать секретарей, чайханщика, библиотекаря. И когда приходит пора, он с удовольствием  предоставляет возможность послужить председателем кому-нибудь другому.

          А теперь предлагаю перенести свой взгляд с групп на обслуживающие структуры — посмотреть, как там идут дела?

          Как только человек попадает туда, (оно называется заседанием) то сразу же переносится в атмосферу деловизны и противостояния (здесь не место каким-то хлюпикам). На этих заседаниях (будь они неладны) важен результат, а не процесс – в отличие от собраний АА, где важен процесс выздоровления, где мы соблюдаем правила, радуемся новичкам, празднуем юбилеи трезвости и пр.  Итак, добро пожаловать на заседание! (Хай Бог милує!)

          «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого».

          А сейчас представление присутствующих и краткая информация – что происходит на группах (например, расклеиваются ли листовки КРСО?) Тут же несколько человек, из числа присутствующих, воодушевляются: секретарь начинает болезненно стенографировать, боясь упустить что-то очень важное, исторически ценное, имеющее мировое значение (а как же – надо!); кто-то делает замечание, что на группах происходит выздоровление, в отличие от этого заседания. А вместо того, чтобы спрашивать, что группы расклеивают, следует в первую очередь самому председателю отчитаться и другим из обслуживающей структуры, спросить у представителей, что группам надо или чего не хватает, спросить, чем они ещё могут помочь группам, может есть какие-то предложения по оформлению этих листовок, а может есть другие предложения по использованию денежных средств на донесение идей? Начинаются объяснения, что это мы служим группам, а не группы по нашему распоряжению расклеивают информацию. В спор включаются постепенно все присутствующие; одни считают, что нельзя двигаться дальше, пока не принята всеми позиция «мы слуги, а не господа» — другие не сдаются и упорствуют, что им указывают (критикуют) как надо правильно «депутААтить». Стороны заняты спором, кто-то цитирует документ «Положение о Конференции и о Службах», где «чёрным по белому» записано, кто за что отвечает и кто имеет какие права, забывая о том, что есть Традиции, или вспоминают о них только в том случае, когда Традиции, как им кажется, подтверждают их полномочия, а значит и правоту. Гвалт продолжается, уже кричат все – полная вакханалия, но мы это называем – рабочая обстановка (по-другому нельзя). Складывается впечатление, что группы посылают туда своих представителей для испытания на прочность, как в клетку с диким зверьём (а ну, сейчас посмотрим, сможешь ли ты в такой обстановке остаться трезвым)?

          Это мне напоминает один из видов лечения от алкоголизма: сначала «подшивают», а через несколько дней делают провокацию (выпиваешь в присутствии врача несколько глотков пива и начинаешь отъезжать, а медсестра в это время тебя спасает). Так и здесь – все начинают «отъезжать», вместе с медсестрой.

          Почему так происходит – вот в чём вопрос. Может быть потому, что я хочу как лучше, а многие этого не понимают? Посмотрите, как я классно всё устроил, а вы этого не замечаете. Моя правота подтверждена результатами – как вы этого не видите. Да я готов днём и ночью сидеть и решать проблемы, мне это не трудно – кто ещё так сможет, а? О чём вы говорите, на группах уже нет людей – вот, куда надо направлять внимание и прикладывать усилия, а не оплачивать международных делегатов.

          И в такой «рабочей» обстановке нам кажется, что мы отстаиваем правоту, что правильно так потому, что это в духе Традиций, Трёх Заветов, согласно «Положению о службах» или просто — это соответствует здравому смыслу. А на самом деле мы спорим потому,  что мы важные «перцы» и надо поступать единственно правильно, т.е. так, как мы предлагаем. Как же, ведь нам доверили, значит теперь мы «депутААты» — т.е. законодатели («а в какой палате у нас прокурор?»).

          Со стороны наши действия вызывают смех, болезненная тяга к самореализации (к должностям) пересиливает здравый смысл, мы сидим допоздна на своих заседаниях и понтуемся друг перед другом у кого пиписка больше. О каком Единстве может идти речь, если плетутся интриги, пишутся анонимки и угрозы, преследуются корыстные интересы, где стремление контролировать, координировать, направлять и манипулировать, где каждый сам за себя или создаются несколько группировок рвущихся, как им кажется, к власти.

          Вот ещё одно выражение из «формуляра о служении»: «координировать финансовые потоки» (да всеми силами искать, соблюдать и сохранять единство!) Откуда такое стремление к подобной «самореализации» и саморазрушению?

          Увы – это человеческая природа! Тогда нам придётся иметь дело с тем, что мы имеем. Мы, алкоголики – заложники своего эгоизма, мы не можем быть слугами, а только депутатами. Почему мы такие придурки, когда дело доходит до «должностей»? Почему нам кажется, что чем «выше» я заберусь в служении – тем больше шансов остаться трезвыми.   Что делать? Может попробовать купить несколько тельняшек (или бескозырки) и одевать, в виде «поощрения», как признак эмоциональной нестабильности тем «балтийским матросам», которых сильно «штормит», а когда эмоциональный градус повышается, кричать «полундра» и читать молитву о душевном покое (или негромко петь, положив руки на плечи: «Прощай любимый город, уходим завтра в море»), вместо того чтобы продолжать выздоравливать; соблюдать единство, посещать собрания АА, где никто не кричит и не спорит, где любовь и терпимость к другим – это наш кодекс,  где мы на время освобождаемся от своего эгоизма, обретаем душевный покой и становимся счастливыми,  радостными и благодарными.

          Пусть чувство благодарности, в результате прохождения эти Шагов, послужит нам сигналом к готовности нести служение в обслуживающих структурах АА.

                                                                              Сева – «балтийский матрос».

Быть трезвым нелегко

Я не пью, но разве трезвый?

От эмоций снова пьян,

На краю стою, над бездной

В голове густой туман.

Я стою гораздо дальше

Чем стоят в конце пути

И прошу без ложной фальши:

«Помогите мне найти

Только верные ответы,

Только нужные слова —

Затерялась правда где-то,

Закружилась голова».

И упал я в беспокойство,

И утратил весь покой.

Трезвым быть сегодня сложно —

Неужели вновь запой?

Нет, я это отвергаю,

Не могу я больше пить.

Мой рассудок убегает

Как таким безумным жить?

                    (Толик Гастело)

В первую неделю каждого месяца мы проводим открытые собрания, на которых могут присутствовать не только алкоголики, но и их друзья, близкие или просто люди желающие познакомиться с нашей программой выздоровления.

Приходите к нам на собрания, вас ожидают душевный покой, сладкий чай, вкусное печенье и наше радушие.

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №42
№42  за май-июнь 2015 г
Издание группы АА «Левобережная», г. Киев

Всем привет!

     Меня зовут Сева и я алкоголик! Желание поделиться своими мыслями с собратьями по выздоровлению — вот основная причина,  заставившая меня написать эту статью. Символично то, что взялся я за это дело в свой годичный юбилей трезвости. До собрания остаётся немногим более пяти часов,  я  ещё успею купить торт, кофе, стаканчики и  очень надеюсь, что сегодня  останусь трезвым: во-первых – я этого очень хочу; во-вторых – юбилей; в-третьих – мне так нравиться быть трезвым потому, что это так естественно, ведь пьяными не рождаются…

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество   изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

Алкоголиками не рождаются, но – становятся…

     Вот и название для статьи поспело. Люблю, когда вот так, как бы случайно появляется название или какая-то ключевая мысль в голову приходит – появляется ощущение, что я не сам, что Кто-то  подсказывает, направляет меня в нужное русло. Но это не значит, что я попал в символическую сборную мира «ПП» (Правильного Пути) и не приведи Бог, являюсь её капитаном, нет и ещё раз нет! Просто сегодня я играю за команду анонимных алкоголиков «Левобережки» (без капитанской повязки), где главный приз не просто трезвость, а счастье, радость и свобода. Правила просты: я сам определяю, когда я на скамейке запасных; игра продолжается постоянно и днём и ночью, без выходных и ещё – именно игра, а не сражение, так давай поиграем, в виде игры… Ведь мы ни с кем и ни с чем не спорим и не боремся… Вот я и играю перед собранием!

     За этот год я довольно часто был на скамейке запасных: ни разу не доносил идеи в лечебных заведениях и в тюрьмах; редко расклеивал визитки. За меня это делали другие –  большое им спасибо.   Я часто забывал о том, что любовь и терпимость к другим – это наш кодекс!  Бывал нечестен. Причинял своим эгоизмом боль другим людям. Простите за то, что осуждал, обсуждал, проявлял недовольство, злился, спорил, доказывал, относился без уважения, понимания, сочувствия, без любви, обижал и не замечал этого, повышал голос, пренебрегал, высокомерничал, унижал других… Простите меня и за то, что по всей видимости, в этой фазе своего выздоровления я буду продолжать это делать и далее, но очень надеюсь, что всё реже и реже, и не так больно.      Моя трезвость, как видите, не очень привлекательна, но я ею дорожу. Судите сами, столько косяков за год, а я всё ещё трезвый — и это чудо!

Ретроспектива

     Первый глоток спиртного, который мне позволили родители – это было в юношестве, полфужера шампанского за общим столом со взрослыми. Помню этот «экспириенс» (и опыт, и ощущения) – новое, никогда не испытыванное ранее состояние изменённого сознания вызвало у меня беспокойство: «А что если моё нормальное состояние уже больше никогда не вернётся?» —  очень не понравилось. Помнится, даже в следующий раз, за столом, я отказался от шампанского.

     Через несколько лет с одноклассниками раздавили 0,8л «білого міцного» — О, это что-то особенного… Изменилось не только сознание, но и поведение: слегка такое вдохновение; хохот невпопад; на уроке физкультуры первый пришёл на 1км-вой дистанции, обогнав общепризнанных друзей-легкоатлетов. Чем объяснить такую метаморфозу? Коллективизм? Может, я становлюсь взрослее? Стало приятно на душе и мне это состояние понравилось. А что может быть плохого и опасного в том, что я весел, уверен, бодр, коммуникабелен и такой чемпион? Скажите мне — где вы здесь видите опасность?

     Очень быстро стал вырисовываться круг «настоящих друзей», с которыми мне было приятно проводить время. Мы пили вино, разговаривали, обсуждали и осуждали политический строй, критиковали совковую музыку, восторгались роком и джазом, пытались подражать хипанам, отращивали волосы, проявляли агрессию к животным и людям, считали всех остальных жлобами, а сами становились «не такими». Ощущение опасности захватывало нас. «Кто не рискует» — говорили мы – «тот не пьёт Лиманского».

     Мы уже пили Лиманское из горла без отрыва — фр-р-р-р-р – а ну, кто быстрее огнетушитель засосал? Особым шиком считалось познакомиться с девушками, привести их на пустую квартиру и как бы невзначай, в их присутствии распить бутылку одеколона. И, не потому что больше нечего пить, а просто так: «Я начал жизнь в трущобах го-ро-одских и добрых слов я не слыхал». А девушки, в свою очередь, делали вид, что смотреть на то, как парни пьют одеколон – это обычное дело, что им не привыкать — таких парней хоть пруд пруди. А сами старались быстренько слинять от этих психов под любым предлогом и пораньше. «Жлобихи!» — говорили мы. Хотел бы я, чтобы моя дочь была такой жлобихой, которая от таких жлобов будет шугаться как от прокажённых.

     Ну как не вспомнить и о первых амнезиях? Вот уж действительно зловещее предзнаменование!         А если в следующий раз я даже не вспомню, как меня зовут? А может что-нибудь натворил такого «замечательного», что ну его на фиг? Ну-ка ребята, расскажите, а то я не помню.

     Ну, слава Богу, всего лишь соседу-дворнику под дверь насцал и позвонил, а когда он спросил, зачем я это делаю, показал ему пальцем «ц-с-с» и спросил: «Вам кого»? А что, прикольненько – есть что вспомнить.

     А бывало, что идёшь утром на работу, после вчерашнего, и по пути ни одной круглой мусорной «пепельницы» на месте нет – все перевёрнуты и где-то в кустах. И понимаю, что это следы моего ночного возвращения домой. Представьте себе меня верхом на «пепельнице» в ночи, пытающегося удержать равновесие, как медведь в цирке. Да это похлещи белой горячки! Чем объяснить такое поведение, умением повеселиться? Да-да, барин шалит!

     Иногда мама утром спрашивала подозрительно улыбаясь: «Сынок, ты что вчера ночью домой пьяный пришёл»? «Нет, конечно же»! «А почему тогда туфли на верхней полке поставил, где шапки лежат»? «И брюки в морозилке аккуратно сложены»!

     Много ещё чего можно навспоминать, но это всё понты. Если так рассказывать о своём алкоголизме, можно сделать вывод, что жизнь – это весёлое приключение, что если так жить — будет что вспомнить. И когда будут хоронить, скажут: — «Настоящий козак был, заслужил чекушку под подушку»!

Момент истины

      У каждого из нас свой момент истины. Мой, поднимается снизу, падает с потолка и настигает из-за угла. Гуп! И всё – полная жоппа (или очко c мягким знаком)! Я посреди извержения и вокруг последний день Помпеи. Время остановилось, его просто не существует, моя комната — эпицентр мучений! В этот момент  даже я понимаю, что опохмелиться не поможет. Надо срочно принимать какие-то решения, что-то делать, а моё состояние — как после контузии. Всё, полная безнадёга! Я алкоголик! В результате моей жизнедеятельности наступил ад. Вот он момент истины!

     Мне хочется отгрызть себе руки, чтобы нечем было взять стакан для опохмелки. Я согласен на лоботомию, чтобы избавиться от одержимости. Я готов ходить на собрания, да что там собрания, готов проходить программу со спонсором. Где там ваш спонсор – давайте его сюда. Я буду до самой смерти стоять на коленях, молить Бога о чуде и благодарить Его. Я готов делать всё, идти в любую даль, только чтобы не умереть сегодня. Боже, дай мне последнюю возможность реабилитироваться перед родными и соседями, а потом уж, с чистой совестью в царство вечного покоя…

     Желание, готовность и решимость приходят ко мне именно в момент истины, желательно не проскочить мимо него, помнить о нём всегда, желательно не упустить шанс.

     Почему я говорю не истина, а момент истины? Да потому, что он длится не долго, потому, что это проходит, и я опять принимаю за истину что-то другое, ставлю себе сомнительные цели и мечтаю обрести ложные ценности. В этом моменте, для меня заключена вся истина, доступная и достаточная для моего понимания на сегодня. Именно с этого момента начинается мой срок трезвости – один из самых сильных аргументов для новичка в АА. 

Перспектива

     Я начинаю выздоравливать. Что же я хочу от жизни, чего ожидаю? На что я могу претендовать? давайте заглянем в наше будущее.

     Я учусь жить одним днём. Утром – рождаюсь, для того чтобы прожить этот день, а вечером – умираю, чтобы завтра утром родиться вновь. Таким образом, я проживаю много жизней, избавляюсь от страха смерти и подготавливаюсь к «жизни будущего века».

     Учусь принимать людей и обстоятельства такими, какими они есть,  получаю душевный покой, а в результате обретаю истинные ценности.

     Приходит время, и я начинаю работать – обеспечивать себя и своих родных, отступает страх материальной нестабильности.

     Становлюсь менее эмоциональным, более ответственным, готовым оказать помощь.

     Сбываются обещания 9 и 10 шагов.

     Я становлюсь счастливым, радостным и свободным.

     Желание умереть трезвым преобладает во мне.

     Но, всему своё время!

 

И ещё одна история

     Привет. Меня зовут София, я – алкоголик. Непьющий алкоголик. Выздоравливающий. И очень счастливый больше 2,7 лет. А ведь в АА я пришла первый раз лет 16 назад, второй больше 5 лет назад. Но речь не о сроках трезвости, речь о качестве жизни.

Свой первый приход я помню смутно. Случайно найдя контакты в Киеве – страшно обрадовалась, поскольку к тому моменту я уже знала, что я алкоголик. Единственное, что запомнилось на первой встрече – иностранцы и осознание того, что, если я хочу вернуть себе нормальную жизнь, мне не стоит пить. Совсем.

Вот на группы ходить я не смогу, у меня маленький ребенок — верила я тогда, а пить бросить – раз плюнуть.

Так и получилось. Я с радостью бросила пить и не пила около 2 лет. Правда, с каждым днем радости становилось все меньше. Не радовал вернувшийся муж, не радовала вновь обретенная возможность жить с сыном, любимая и отлично оплачиваемая работа не приносила удовольствия – жизнь из цветной постепенно превращалось в черно-белую.

Разумеется, я снова начала выпивать, тем более все прежние ужасы, включая три дня за решеткой, стерлись из памяти. Пила, как правило, одна и тишком.

Алкоголь никогда не был для меня средством связи с миром, скорее утешителем, а для этого компания не нужна.

И пила я в дальнейшем с перерывами на полгода, три месяца или месяц – по-разному, около 15 лет. В промежутках было всякое – от более-менее сносных дней, до походов к колдуньям и подпольным наркологам.

Счастья не было. Не помню ни одного счастливого по-настоящему момента.

Гнев, обида и саможалость стали настолько естественным для меня состоянием, что я начала их воспринимать как единственную реальность. Я забыла, как это – радоваться хорошей погоде, вкусной еде, компании друзей, интересным людям, отличному сексу. Черные промежутки сменялись яркими запоями: сначала по дню-двум, в дальнейшем по несколько, и своеобразный рекорд я установила года три назад – последний запой длился две-три недели.

Самое удивительное, в эти годы я напрочь забыла, что уже была в АА, что именно алкоголь создает в моей жизни проблемы, что это действительно проблемы и что есть решение.

Я теряла работы, друзей, деньги, вещи, уважение близких, не говоря уже о самоуважении, но почему-то второй раз понять простую истину, что дело в этиловом спирте и в его действии на меня – не могла.

Железный занавес. Пелена. Безумие.

Мне напоминали об этом, и я снова с радостью шла «лечиться» и…. снова забывала. Моя жизнь с похмелением перед работой в ближайшем дворе, с воровством бутылок с корпоративных столов, с бесконечными враньем, с недовольством всеми и вся, казалась мне единственно нормальной. И я казалась себе нормальной. Очень умной. Успешной. Просто невезучей.

Видимо Боженька решил, что тюрьма это уже пройденный этап и надо как-то по другому, поэтому я начала калечится, что не мешало мне пить еще чаще и экстремальнее.

И я уже не помню, каким чудом, но я вдруг вспомнила про АА. И снова пришла. И снова поверила, что достаточно бросить пить, но тут мне здорово повезло, потому что мне все-таки сразу объяснили, что просто бросить пить недостаточно. Как недостаточно со сломанными ногами просто прийти в больницу. А гипс? А препараты для укрепления костей? А физиотерапия?

Я снова была счастлива, но недолго. Поскольку верила, что вот этот весь процесс образуется как-то сам собой. Классическая халявщица, я все ждала, что трезвость и счастье сами привалят только потому, что я уже пришла в АА и вроде даже как хожу и чего-то делаю.

Я же хочу бросить пить! Хочу! Хочу! Значит, дайте и быстро.

ВС, слышишь, дай мне немедленно мою трезвость и, конечно, счастье в придачу. Вот я, тут, в АА, и я хочу. Дай. Я заслужила! Ведь я такая замечательная – я ведь уже пришла в АА и осознала.

Не дал. И правильно. Не того я хотела. И уж точно не к тому была готова. Но главное, я не осознавала размеров собственного эгоизма, я вообще не верила в то, что я эгоистка. Какая из меня эгоистка? Да я просто воплощенный альтруизм. Так что дайте! И побыстрее, пожирнее и без очереди.

Только через 2,5 года со мной произошло чудо. Точно как написано в БК: кому-то раньше, кому-то позже. Только через 2,5 года в одну ужасную ночь, наполненную болью, страхом, абсолютным одиночеством и верой в то, что даже из АА уже никто не позвонит, я обрела готовность отдать ЧТО УГОДНО за день трезвости. За один единственный день просто трезвости. Пусть без счастья, без денег, без работы, без успеха, без друзей, без чего угодно. Даже не так, в тот момент, я была готова на что угодно, лишь бы протянуть хотя бы денек и  умереть трезвой. Так родилась моя готовность.

И следом пришло осознание, что все, что говорили мне в АА – правда. Чистейшая. Особенно про мой эгоизм. Собственно, это понимание и было чудо, не иначе.

И еще я просила прощения. Я не помню, в какой момент, я перестала просить, чтобы мне стало легче – не так больно, не так страшно, чтобы не тошнило и, чтобы я могла ходить хотя бы. Но в какой-то момент вместо просьб из моих уст начали вылетать слова раскаянья. И еще меня переполняло невыносимое желание исправить все наделанное.

Масштабы содеянного пугали, но еще в какой-то момент вспомнились слова сестрички из далекой Риги, что единственный шанс на то, чтобы исправить ошибки – избавиться от чувства вины, жить только в сегодня и каждую минуту осознавать, что путь трезвости – это пусть раскаянья. Не буханья в пол головой, не походов в церковь, не слезливого битья себя в грудь, а действий на благо других и без ожидания благодарности.

А вот благодарность внутри, моя личная – это ключ, без которого не откроются ни одни двери.  И я благодарна, что у меня появился шанс не только исправлять наделанное, но и быть счастливой.

У меня бывают разные дни. У меня бывают не слишком прекрасные дни. Даже тяжелые и тревожные. Но благодарность за почти 1000 дней трезвости – 1000 вместо одного! – не покидает меня.

Сегодня я осуществила очень многие свои мечты. Именно те, о которых в пору пития думала, что это невозможно, что для этого нужно больше времени, сил, денег и прочих ресурсов. На самом деле, сегодня у меня намного меньше всего перечисленного, плюс в стране еще и война, но почему-то находятся силы, время и даже деньги, чтобы  обретать казавшееся недостижимым.

Прямо сейчас я смотрю на еще одну свою мечту – подготовленный к походу рюкзак. Меня ждут три дня на природе в компании увлеченных и интересных людей. И как всегда, когда я подхожу к какому-то счастливому моменту, я спрашиваю себя, готова ли я отставить рюкзак, готова ли я расстаться сегодня с этой мечтой, если того потребует моя трезвость? 

Да, Господи, я готова. Я, по-прежнему, готова расстаться с любой мечтой и с чем угодно, лишь бы у меня был еще один день трезвости. С огромной благодарностью Богу, всем АА-шкам, моей любимой спонсору, еще одной      АА-шке за правду обо мне, редактору издания и всем прочитавшим, София Ф.