Анонимные Алкоголики или АА

— это содружество, объединяющее людей, которые делятся друг с другом своим опытом, силами и надеждами, чтобы решить свою общую проблему и помочь другим избавиться от алкоголизма. Единственное условие для членства в АА — желание бросить пить

Наш YouTube

Об анонимных алкоголиках и не только

Онлайн группа в Skype

Собрания проходят в среду, пятницу и воскресенье в 21:00

Спикерские

Делимся опытом жизни в трезвости и не только

image
image
image
image

Телефоны горячей линии

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit, sed do eiusmod tempor incididunt ut labore et dolore magna aliqua.

image
Берег Левый № 51
февраль 2016 г. Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Такими словами на ветер не бросаются. Это всё выстрадано, выношено в себе, а затем вынуто из тайников собственного сознания, вырвано из тисков персонального эгоизма, робко опробовано, подкреплено срывами, потерями правильного пути и, наконец-то, безоговорочно принято. Это не простые слова, не заигрывание с публикой – это суровая правда, это диагноз самому себе на всю жизнь. Представляясь алкоголиком, я говорю правду о себе самом перед Богом и другими людьми. Правда – это то, чего мне так не хватало в жизни, чего я избегал осознанно и неосознанно, это реальность, которая меня не устраивала. Я и сейчас не в восторге от того, что алкоголик, но я не один и у меня появилась огромная Сила, я поверил, что Она существует. Высшая Сила делает чудо – будучи алкоголиком, я остаюсь трезвым изо дня в день, да ещё и меня это не напрягает, а скорее, радует. Но радость моя иного плана, чем была прежде: я не ищу адреналина на свой волосатый анус, а равно и приключений на это же место; не стремлюсь гупать кулаком себя в шелковистую грудь, доказывая кому-нибудь свою правоту; не даю волю негодованию если что-нибудь не по-моему. Я дорожу и наслаждаюсь своим чистым, неизменённым сознанием, состоянием душевного покоя, радуюсь и восторгаюсь когда ситуация выходит из-под моего контроля, учусь жить здесь и сейчас…

Каждый день, прибавленный к сроку моей трезвости, – это бесценный опыт, которым я готов поделиться или просто рассказать об этом на собрании. Поэтому, я продолжаю бегать на наши собрания и, дай Бог, чтобы это длилось до конца моей жизни, чтобы на поминках не говорили: «Земля ему пухом» и ловко опрокидывали не чокаясь, а чтобы вместо поминок провели собрание, чтобы привели новичка, чтобы брали слово и вспоминали обо мне, и чтобы было что вспомнить. Как это и случилось с нашим братом Лёхой, которого мы недавно провели в вечность. Боже, упокой его грешную душу!

 

ПРОСТО ЛЁХА.

Не Лёша, не Алексей, а просто Лёха. Он очень любил, когда его так называли. Помню, как на одном из Форумов ему выписали бейджик с именем Алексей. Он тут же попросил выписать ему другой — именно Лёха!

А ещё он любил подарки. Любил дарить и получать, радуясь каждой вещице, как маленький ребёнок. Любил фейерверки и часто запускал их и на «Медовой черешне», и в автопробегах. И сам жил шумно и ярко, как фейерверк. И сгорел так же быстро. Первая боль потери уже ушла, слёзы высыхают и я уже ловлю себя на мысли, что пишу с лёгкой улыбкой на губах, вспоминая своего друга, напарника, командора, наставника и просто замечательного парня Лёху.

Мы познакомились в самом начале моей трезвости, в начале 2007 года, когда Лёха собирался ехать делегатом на международную Конференцию АА во Франкфурт. Не заметить его было невозможно. Яркий, шумный, громогласный. Потом наступили другие времена. После смерти первого директора Офиса АА Украины Валика Бороды в служебных коридорах начались какие-то трения, в которых я ещё ничего не смыслил. Но «впереди идущие» обвиняли Лёху во всех смертных грехах и даже… хотели исключить его из АА(!). Я верил этим разговорам и не особо жаловал Лёху. Пока однажды не попал к нему работать. В смысле деньги зарабатывать. Лёха, как прораб, предложил мне подзаработать на электромонтаже и я не отказался. Это была не просто работа, а практически целодневная группа АА. И тут я увидел, что Лёха – очень порядочный человек, прекрасно разбирающийся в структуре обслуживания, знающий традиции и всей душой болеющий за судьбу движения. Да, он был неугоден нашим «обличённым в доверие», потому что открыто говорил им о нарушениях традиций, о торговле психологической литературой, о тайных расходах АА-евских средств. И это продолжалось до последних дней его жизни. Но как член содружества он был готов мчаться в любую даль, чтобы помочь ещё страдающим алкоголикам. Я вскоре уехал в Мелитополь на работу в реабцентр при православном монастыре. Зимой туда приехал Лёха и поселился в моей келье. Весь вечер рассказывал о лагере АА в Литве, в Швянтое. Показывал мне диск с этого лагеря и предложил сделать такой же лагерь на берегу Азовского моря. Это зерно упало на благодатную почву, потому что мы уже обсуждали с наместником монастыря о. Борисом (Масленниковым) такую идею и архимандрит предложил провести такой лагерь в с. Райновка, где был участок монастырской земли. Но из-за мелководья мы от этой идеи тогда отказались. Хотя на тот момент существовал только один лагерь в Деревках под Полтавой и идея организовать отдых анонимных алкоголиков и их семей на берегу моря была востребованной. Лёха до такой степени зажёг меня и находящегося там же, в монастыре, нашего брата Юру Шведа, что я вспомнил о том, как мы проводили форум Мелитопольской группы на базе «Дельфин» в посёлке Примпосад и предложил её для организации слёта. Так родился Международный слёт радости анонимных алкоголиков «Медовая черешня». Правда, мы и сами не ожидали того, что с первого раза он станет таким популярным. Мы планировали собрать человек 40, а приехало вдвое больше, из них половина – белорусы. Именно организация «Медовой черешни» не просто сдружила, а сцементировала нас с Лёхой. Дальше был новый опыт служения – автопробеги. Эту идею закинули нам российские братья из Ростова-на-Дону и мы взялись организовывать первый автопробег по югу Украины. Успех его также превзошел все ожидания. Мы с Лёхой жили от «Черешни» до «Черешни», от пробега до пробега. Кроме этого, ездили на форумы по Украине, в Беларусь, в Польшу. Постоянное общение во время этих поездок многое дало моей трезвости. Да и Лёха менялся на глазах. Я увидел это после первого автопробега, когда мы в его «Ласточке» проехали 4000 километров по Украине и югу России. Начинали мы пробег втроём, но в Одессе наша сестричка Юлясичка вышла из него и дальше по

 

Крыму, России и обратно в Киев мы ехали вдвоём в экипаже, а от Ростова до Киева через Харьков вообще возвращались вдвоём. Но даже тогда провели в Харькове встречу с местными NA и Ал-Аноном в попытке создать-таки группу АА. Потом были ещё пробеги, новые группы в Крыму и даже в Беларуси, в городе Ельск. Была Житомирская ИТК №4. Это было последнее Лёхино детище и кто сейчас подхватит его – не ясно.

И вот 2 марта я поехал к Лёхе в больницу. Болел он часто, потому что просто не умел себя беречь. Но в больнице я его проведывал впервые. Очень верил, что Лёха и в этот раз выскочит. Он почернел, тяжело дышал, стонал от боли, но постоянно говорил мне о работе, о предстоящем автопробеге, об очередной «Медовой черешне». У него были большие планы на будущее. Я знал, как тяжело два с половиной года назад Лёха перенес гибель своего единственного сына Паши. Но он смог подняться. Я верил, что сможет и в этот раз. Не смог. Когда в 4.40 утра у меня зазвонил телефон и я увидел, что звонит наша сестричка, постоянно находившаяся рядом с Лёхой, то подумал, что надо вставать и срочно везти какое-то лекарство. Но оказалось, что уже ничего не надо. И снова, как после вести о гибели его сына, я упал на колени в молитве. Понимал, что стоя такая молитва не читается. Вчера весь день были звонки, переписка в соцсетях и общение в скайпе. Батарея моего телефона, обычно выдерживающая три дня работы, села за день. А сегодня всё затихло. И эта пауза дана мне для того, чтобы понять, кого я потерял. Кого потеряло наше Сообщество.

Вчера я сообщал о смерти Лёхи нашим друзьям по всей Украине, в России, Беларуси, Польше, Литве, Швеции, США. Лёху знали и любили везде. Многие люди благодарны ему за его трезвость. И как бы ни пытались наши «обличённые в доверие» самореализоваться за счёт АА — жизнь всё расставит на свои места. В российском АА есть своя легенда – Изя. В украинском, вне всякого сомнения, — это будет Лёха. Не хочу создавать из него кумира или икону. Лёха был разный: добрый и грубый, заботливый и невнимательный, любящий и раздражительный. Он любил женщин и женщины любили его, хотя внешне он был отнюдь не Ален Делон. А женщины, они что-то знают бестии. Он был просто настоящим: непричесанным, грубоватым, резким в суждениях. Но он был. Был и останется в нашей памяти, в наших сердцах. И нам продолжать то дело, которое началось в Украине 27 лет назад, чтобы «дух АА никогда не покинул Украину». Эти строки из духовного завещания основателя движения АА в Украине американца Лео К, часто любил цитировать Лёха. Не будем забывать об этом, и будем помнить яркого человека Алексея Л — просто Лёху. Упокой, Господи, его душу!

 

ЧЛЕН АА – КТО ОН?

отрывки из статьи Билла W (август 1946г.)

 

«Единственное условие для членства в АА – честное желание бросить пить. Мы не связаны ни с каким определённым вероисповеданием, сектой или религиозным направлением и никому себя не противопоставляем. Мы просто хотим помочь тем, кто страдает».

Однажды Центральное бюро обслуживания попросило группы составить и прислать списки своих условий для членства. Получив списки, на которые ушло много листов бумаги, мы проанализировали их все и после недолгого размышления над этой кучей правил пришли к поразительному выводу: если бы все эти ограничения одновременно действовали повсюду, то присоединиться к нам было бы невозможно практически ни для кого из алкоголиков!

Рано или поздно большинство групп принимается изобретать правила. Впрочем, это вполне естественно, ведь когда группа быстро растёт, она сталкивается с кучей проблем. И тогда в группе наступает стадия правил и ограничений. С энтузиазмом принимаются уставы, нормы и кодексы; комитеты наделяются полномочиями отсеивать нежелательных кандидатов и применять меры воздействия к нарушителям. Бунтарей выкидывают наружу, во тьму; респектабельные любители осуждать других швыряют камни в так называемых «грешников». Что касается последних, они либо упорно остаются в группе, либо уходят и образуют новую, собственную. А может вливаются в более толерантную и близкую им по духу толпу местных пьяниц. Ветераны группы быстро обнаруживают, что правила и ограничения не очень-то эффективны. Чаще всего попытки их навязывания вызывают в группе такие распри и нетерпимость, что вскоре становится ясно: создавшееся положение вредит жизни группы сильнее, чем самое плохое из того, что когда-либо делал ей самый плохой её член.

Через какое-то время страх и нетерпимость угасают, и группа выживает – целая и невредимая. Это становится хорошим уроком для всех. Со временем мы всё меньше и меньше осуждаем новичка. Если алкоголь стал для него неконтролируемой проблемой, и он хочет исправить ситуацию, то нам этого достаточно. Нам безразлично, тяжёлый у него случай или лёгкий, высоких он моральных качеств или низких, страдает он иными осложнениями или нет. Двери АА широко распахнуты, и если он войдёт в них и начнёт хоть что-нибудь делать со своей проблемой, то он будет считаться членом Содружества Анонимных Алкоголиков. Он ни на что не подписывается, ничего не обещает, а мы ничего от него не требуем. Он присоединяется к нам, как только заявит об этом. Сегодня в большинстве групп ему даже нет нужды признавать себя алкоголиком. Он может присоединиться к АА, если есть хотя бы подозрение, что он может быть алкоголиком.

Конечно, такое положение вещей наблюдается в АА не повсеместно. Условия для членства всё ещё существуют. Если кто-то постоянно приходит на собрания пьяным, его могут выводить из помещения; мы так же можем попросить кого-нибудь забрать его. Но в большинстве групп он может прийти снова уже завтра, если будет трезв. Его могут вышвырнуть из клуба, но никто не подумает вышвыривать его из АА. Он – член Содружества до тех пор, пока утверждает это. Хоть это широкое определение члена АА ещё и не принято всеми нами до единого, на сегодняшний день оно всё же представляет собой главное направление мысли в нашем Содружестве. Мы не хотим никого лишать шанса на исцеление от алкоголизма. Мы хотим принимать как можно больше людей и никого не исключать.

Берег Левый №50
№50 юбилейный (а шо такое!) за январь 2016 г.
Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Всем привет!

Меня зовут Альбатрос и я алкоголик! Написал эти слова и сердце сжалось. В последний раз я так обращался к читателям нашего информлистка почти 3 года назад, в апреле 2013 года. Это был 22 номер и последний, который я редактировал. Эксперимент начался в июле 2012 года, оказался успешным. Уйдя со служения на Левобережке, я не думал, что «Берег Левый» продолжит своё существование. Но вот, уже три года Листок выходит и без моего участия. Огромная благодарность Севе, Женечке и Софийке за то, что поддерживают это уникальное начинание – единственный на Украине, а возможно и во всём СНГ информлисток группы. И, конечно же, огромная благодарность Высшей Силе. Без Её поддержки наш Листок не смог бы существовать. И вот вы держите в руках 50, юбилейный номер информационного листка «Берег Левый». Я горжусь тем, что Листок продолжает своё существование, помогая выздоравливать многим алкоголикам не только группы АА Левобережная. За эти годы, благодаря школе информлистка, Сева и Женя стали членами редколлегии всеукраинского журнала АА «Джерело». В нём были опубликованы личные истории анонимных алкоголиков не только группы Левобережная. Многие рекомендации, нашедшие место на его страницах, используют алкоголики для своего выздоровления. И, что самое главное, наш Берег Левый способствует единству и сплочённости группы Левобережная. А группа АА, как неоднократно подчёркивал в своих статьях один из основателей нашего содружества Билл У., является духовным объединением. И вот именно огонёк духовности постоянно горит в нашем информлистке.

И теперь несколько пожеланий к сегодняшней редколлегии. Хотелось бы, чтобы Листок всё же больше занимался информированием группы не только о прошедших, но и о предстоящих событиях. Просматривая первые номера листка, я заметил, что из него выпала рубрика «Юбиляры группы», когда мы сообщали о юбилярах текущего месяца. Мало информации и о жизни сообщества.
Поэтому сразу же хочу сообщить о том, что 27-28 февраля состоится форум, посвящённый 27 годовщине начала движения АА в Киеве и во всей Украине. Я благодарен Богу за то, что 27 лет назад американец Лео К. приехал на Украину для того, чтобы создать первые группы АА. Без этого я, да и многие другие алкоголики, просто погибли бы. Так что приходите 27 февраля по адресу Киев, Пуща-Водица, ул. Гамарника 14. Международный центр детского научного творчества. Там вы сможете встретиться и пообщаться с друзьями не только из киевских групп, но и из других городов и даже стран. Давайте разделим нашу радость на всех. Да будет праздник!




Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Как-то очень уж юбилей подкрался незаметно. На самом деле, никакого юбилея и нет. Нет масштабных празднований с парадом трезвости, никто не выбирает лозунги, не готовятся бейджики, не принимается регистрационный взнос, не назначаются ответственные по направлениям, не рассылаются объявления и приглашения, не поют под гитару, не читают гуморески, не шаркают ножкой в конце своего выступления, не принимаются поздравления… Нет, и в ближайшее время не ожидается!

Просто круглая цифра. Судите сами: более четырёх лет, из месяца в месяц выходит наш групповой Листок. Никто и не думал вначале, что дело зайдёт так далеко, мы жили одним номером (одним днём). Практически с самого начала сложился оптимальный вариант нашего Листка – это в формате А4, в альбомном виде сложенном книжечкой, четыре страницы А5 текста с логотипом, разумеется. Вполне достаточно для того, чтобы один раз в месяц для группы размещать какую-нибудь информацию. Не требуется много усилий для его наполнения – немного усидчивости и очередной номер готов. Есть редколлегия — есть духовное объединение, а значит, худо-бедно, работает групповое сознание. Один человек – это, скорее всего, эгоизм или очень большая вероятность ошибки. А два или несколько человек – это групповое сознание, что уменьшает вероятность ошибки до минимума и защищает нас от опасности эгоизма, эгоцентризма. Очень здорово, когда наши читатели присылают свои истории и другие материалы для публикаций. Ведь Листок и создан для донесения идей тем, кто не просто хворает, но и хочет выздоравливать. 50 выпусков – хороший разгон, но пора и взрослеть. Есть такая думка, попробовать девизом нашего Листка избрать «Любовь и терпимость к другим – это наш кодекс!» Поместить этот девиз на развороте (2-3стр) и пусть он всегда нам напоминает, что «мы ни с кем и ни с чем не боремся», что «выиграл спор – потерял друга». Одним словом, пусть висит себе курсивом сверху, как бы остерегая «куда погнал?» Кто знает, может этот технический приём и послужит началом этапу взросления? Может, когда-нибудь и мы научимся излагать языком сердца? И тогда некоторые из нас будут носить Листок во внутреннем кармане с левой стороны, он будет прикасаться к Вашим сердцам и это будет самая большая награда для всех нас, для «писателей и читателей».

Присылайте свои истории, статьи, стихи, комментарии, пожелания и предложения, высказывайте своё недовольство, критикуйте, присылайте любые другие материалы и идеи по адресу: levobereg@gmail.com или cewawec@ukr.net Благодаря вашему участию наш Листок будет более интересен и актуален.

А сейчас поговорим об анонимности, как об одном из важнейших принципов нашего содружества. Мы попробуем рассмотреть многогранность самой анонимности, её ипостаси и примеры, как можно на практике применять принцип анонимности. Кто знает, может это Вам покажется интересным? Далее я буду всплошную цитировать, языком сердца, из статьи Билла в журнале «Грейпвайн» под названием «Наша анонимность – вдохновение и безопасность» (март 1946г.)

Во-первых, я убеждён: большинство из нас согласилось бы, что сама идея анонимности – вещь разумная, потому что поощряет алкоголиков и их близких обращаться к нам за помощью. Всё ещё боясь клейма алкоголизма, они воспринимают нашу анонимность как гарантию того, что их проблемы останутся в секрете – образно говоря, что скелет алкоголизма не выберется из их шкафа и, не будет бродить по улицам.

Во-вторых, политика анонимности – защита для нашего дела. Она не позволяет нашим, так называемым, основателям и лидерам становиться личностями широко известными, которые в любой момент могут запить и навредить репутации АА. И не надо говорить, что такого не может случиться – это возможно.

В-третьих, почти каждый газетчик, пишущий о нас, больше всего жалуется на то, что трудно писать статьи, не упоминая имён. Однако он быстро забывает об этих сложностях, когда понимает: перед ним группа людей, не ищущих никакой выгоды для себя. Вероятно, он впервые в жизни сталкивается с организацией, не желающей славы для отдельных её членов. И даже если он по натуре циник, эта явная искренность мгновенно превращает его в друга АА. Поэтому и написание статьи становится для него не рутиной работой, а дружеским жестом. Статья полна энтузиазма, потому что сам репортёр чувствует воодушевление. Часто спрашивают: как Анонимным Алкоголикам удаётся добиться такого огромного количества превосходных отзывов? По-видимому, всё дело в том, что практически каждый, кто о нас пишет, становится сторонником, а порой и ярым приверженцем АА. И разве основная заслуга в этом не принадлежит нашей политике анонимности?

В-четвёртых, почему широкая публика столь благосклонна к нам? Просто потому, что мы несём выздоровление множеству алкоголиков? Едва ли это единственная причина. Как бы средний американец ни был впечатлён нашими результатами, наш образ жизни интригует его ещё больше. Он устал от навязчивой рекламы, демонстративной пропаганды и вопящих общественных деятелей, а наши спокойствие, скромность, анонимность действуют на него освежающе. Вполне возможно, что благодаря этому он почувствует, как рождается некая великая духовная сила и в его собственную жизнь входит что-то новое».

Подсумируем эту порцию информации от АА-евца «намбервана»:

во-первых, анонимность – это конфиденциальность;

во-вторых, анонимность – это защита репутации сообщества АА (никто не застрахован от срыва);

в-третьих, анонимность – это наша искренность, помогающая находить сторонников;

в-четвёртых, анонимность – это привлекательность, а не пропаганда, способствующая открыть сердца для благодати (чего-то нового);

в-пятых, анонимность – это ещё и скромность, и смирение, и жертвенность (см. ниже).

в-шестых, а не слишком ли мы анонимны? (см. ниже);

в-седьмых, анонимность – это умение соблюдать конфиденциальность и одновременно нести нашу весть всем желающим выздоравливать и, как исключение, иногда через неё переступать во имя общего блага (см. ниже).




«А теперь о практическом применении принципа анонимности. Поскольку мы объявляем каждому новичку об анонимности нашего Содружества, то, разумеется, должны поддерживать анонимность новичка так долго, как ему будет угодно – ведь, когда он прочёл о нас и пришёл, мы взяли на себя именно это обязательство. Так давайте же всячески оберегать их (новичков), пока у них это не пройдёт.

Бывают проблемы с новичками, которые слишком быстро отказываются от анонимности. Такой человек спешит поделиться доброй вестью об АА со всеми своими друзьями. Если группа его не предупредит (чем мы сейчас и занимаемся), он может даже броситься в редакцию какой-нибудь газеты или взяться за микрофон(!), чтобы поведать свою историю всему миру. Нам следует посоветовать ему не торопиться, сначала прочно стать на ноги и уж, потом разглагольствовать об АА перед каждым встречным. Также нужно сказать ему, что никто из нас и не думает освещать деятельность АА, пока не заручиться одобрением своей группы.




Далее, существует проблема анонимности группы. По всей вероятности, группе, как и отдельному члену АА, нужно осторожно нащупывать дорогу, пока не наберётся сил и опыта. Не следует слишком поспешно приводить посторонних и устраивать открытые собрания. Но и этот первоначальный консерватизм может быть чрезмерным.

Некоторые группы годами избегают любой публичности и устраивают собрания исключительно для алкоголиков. Такие группы, как правило, развиваются медленно. У них наблюдается застой, потому что поступает недостаточно свежей энергии. В своём стремлении сохранить секретность они забывают о своём долге по отношению к другим местным алкоголикам, даже и не слышавшим, что в округе есть группа АА. Но, в конце концов, эти бессмысленные предосторожности дают трещину: на некоторые собрания начинают допускать родных и близких алкоголиков; время от времени, возможно, приглашаются священнослужители и медики; группа обращается за помощью в местную газету…

В большинстве мест — хотя и не везде – члены АА обычно выступают под собственными именами на публичных и полупубличных мероприятиях. Это делается с целью впечатлить аудиторию тем, что мы больше не страшимся клейма алкоголизма. Однако, если присутствуют газетчики, их настоятельно просят не указывать в репортажах имена выступающих алкоголиков. Таким образом, принцип анонимности соблюдается с широкой публикой, и в то же время мы предстаём как группа алкоголиков, не боящихся признаться нашим друзьям в том, что мы были глубоко больными людьми.

Итак, на практике принцип анонимности, по-видимому, сводится вот к чему. С одним очень важным исключением, вопрос о том, как далеко заходить каждому отдельному члену или группе АА в раскрытии своей анонимности, остаётся целиком на усмотрении этого человека или группы. Исключение же таково: все группы и отдельные лица должны чувствовать себя обязанными не называть своих настоящих имён, когда пишут о себе как о членах АА или дают интервью в этом качестве. Почти все из нас считают, что, кроме крайне редких случаев, именно здесь и следует проводить грань анонимности. Нам не следует раскрывать себя перед широкой публикой.

За всю историю Содружества лишь горстка членов АА отказывалась от анонимности перед лицом общественности. Некоторые из таких случаев были преднамеренными, несколько — совершенно неуместными, один-два – явно обоснованными. Наверное, редкая политика обходится без того, чтобы иногда через неё переступали во имя общего блага. И всё же любой, кто собирается нарушить свою анонимность, должен поразмыслить о том, что может создать прецендент, в конечном итоге могущий уничтожить ценный принцип. Исключения должны быть немногочисленными, нечастыми и тщательно обдуманными. Нам ни в коем случае не следует допускать, чтобы какие-либо соображения прямой выгоды поколебали нашу решимость соблюдать эту по-настоящему важную Традицию.

Каждому члену АА для прочной трезвости необходима большая скромность и смирение. Раз так, эти же добродетели необходимы и Содружеству в целом. Если мы будем достаточно серьёзно относиться к принципу анонимности, то он всегда будет гарантировать движению Анонимных Алкоголиков эти блестящие качества. Наша политика по связям с общественностью должна основываться, главным образом, на привлекательности и лишь изредка, а то и вовсе никогда – на пропаганде».

Работа над этим номером доставила мне истинное наслаждение: во-первых, я для себя расставил точки над «і» по некоторым знакам вопроса на счёт анонимности; во-вторых, я поделился с Вами своими комментариями. Если у кого-то есть примеры или вопросы, как поступить в такой-то ситуации – будем рады обсудить их на страницах нашего информлистка.

image
image
image
image
image
image
image
image