Берег Левый №50
№50 юбилейный (а шо такое!) за январь 2016 г.
Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Всем привет!

Меня зовут Альбатрос и я алкоголик! Написал эти слова и сердце сжалось. В последний раз я так обращался к читателям нашего информлистка почти 3 года назад, в апреле 2013 года. Это был 22 номер и последний, который я редактировал. Эксперимент начался в июле 2012 года, оказался успешным. Уйдя со служения на Левобережке, я не думал, что «Берег Левый» продолжит своё существование. Но вот, уже три года Листок выходит и без моего участия. Огромная благодарность Севе, Женечке и Софийке за то, что поддерживают это уникальное начинание – единственный на Украине, а возможно и во всём СНГ информлисток группы. И, конечно же, огромная благодарность Высшей Силе. Без Её поддержки наш Листок не смог бы существовать. И вот вы держите в руках 50, юбилейный номер информационного листка «Берег Левый». Я горжусь тем, что Листок продолжает своё существование, помогая выздоравливать многим алкоголикам не только группы АА Левобережная. За эти годы, благодаря школе информлистка, Сева и Женя стали членами редколлегии всеукраинского журнала АА «Джерело». В нём были опубликованы личные истории анонимных алкоголиков не только группы Левобережная. Многие рекомендации, нашедшие место на его страницах, используют алкоголики для своего выздоровления. И, что самое главное, наш Берег Левый способствует единству и сплочённости группы Левобережная. А группа АА, как неоднократно подчёркивал в своих статьях один из основателей нашего содружества Билл У., является духовным объединением. И вот именно огонёк духовности постоянно горит в нашем информлистке.

И теперь несколько пожеланий к сегодняшней редколлегии. Хотелось бы, чтобы Листок всё же больше занимался информированием группы не только о прошедших, но и о предстоящих событиях. Просматривая первые номера листка, я заметил, что из него выпала рубрика «Юбиляры группы», когда мы сообщали о юбилярах текущего месяца. Мало информации и о жизни сообщества.
Поэтому сразу же хочу сообщить о том, что 27-28 февраля состоится форум, посвящённый 27 годовщине начала движения АА в Киеве и во всей Украине. Я благодарен Богу за то, что 27 лет назад американец Лео К. приехал на Украину для того, чтобы создать первые группы АА. Без этого я, да и многие другие алкоголики, просто погибли бы. Так что приходите 27 февраля по адресу Киев, Пуща-Водица, ул. Гамарника 14. Международный центр детского научного творчества. Там вы сможете встретиться и пообщаться с друзьями не только из киевских групп, но и из других городов и даже стран. Давайте разделим нашу радость на всех. Да будет праздник!




Всем привет, меня зовут Сева и я алкоголик! Как-то очень уж юбилей подкрался незаметно. На самом деле, никакого юбилея и нет. Нет масштабных празднований с парадом трезвости, никто не выбирает лозунги, не готовятся бейджики, не принимается регистрационный взнос, не назначаются ответственные по направлениям, не рассылаются объявления и приглашения, не поют под гитару, не читают гуморески, не шаркают ножкой в конце своего выступления, не принимаются поздравления… Нет, и в ближайшее время не ожидается!

Просто круглая цифра. Судите сами: более четырёх лет, из месяца в месяц выходит наш групповой Листок. Никто и не думал вначале, что дело зайдёт так далеко, мы жили одним номером (одним днём). Практически с самого начала сложился оптимальный вариант нашего Листка – это в формате А4, в альбомном виде сложенном книжечкой, четыре страницы А5 текста с логотипом, разумеется. Вполне достаточно для того, чтобы один раз в месяц для группы размещать какую-нибудь информацию. Не требуется много усилий для его наполнения – немного усидчивости и очередной номер готов. Есть редколлегия — есть духовное объединение, а значит, худо-бедно, работает групповое сознание. Один человек – это, скорее всего, эгоизм или очень большая вероятность ошибки. А два или несколько человек – это групповое сознание, что уменьшает вероятность ошибки до минимума и защищает нас от опасности эгоизма, эгоцентризма. Очень здорово, когда наши читатели присылают свои истории и другие материалы для публикаций. Ведь Листок и создан для донесения идей тем, кто не просто хворает, но и хочет выздоравливать. 50 выпусков – хороший разгон, но пора и взрослеть. Есть такая думка, попробовать девизом нашего Листка избрать «Любовь и терпимость к другим – это наш кодекс!» Поместить этот девиз на развороте (2-3стр) и пусть он всегда нам напоминает, что «мы ни с кем и ни с чем не боремся», что «выиграл спор – потерял друга». Одним словом, пусть висит себе курсивом сверху, как бы остерегая «куда погнал?» Кто знает, может этот технический приём и послужит началом этапу взросления? Может, когда-нибудь и мы научимся излагать языком сердца? И тогда некоторые из нас будут носить Листок во внутреннем кармане с левой стороны, он будет прикасаться к Вашим сердцам и это будет самая большая награда для всех нас, для «писателей и читателей».

Присылайте свои истории, статьи, стихи, комментарии, пожелания и предложения, высказывайте своё недовольство, критикуйте, присылайте любые другие материалы и идеи по адресу: levobereg@gmail.com или cewawec@ukr.net Благодаря вашему участию наш Листок будет более интересен и актуален.

А сейчас поговорим об анонимности, как об одном из важнейших принципов нашего содружества. Мы попробуем рассмотреть многогранность самой анонимности, её ипостаси и примеры, как можно на практике применять принцип анонимности. Кто знает, может это Вам покажется интересным? Далее я буду всплошную цитировать, языком сердца, из статьи Билла в журнале «Грейпвайн» под названием «Наша анонимность – вдохновение и безопасность» (март 1946г.)

Во-первых, я убеждён: большинство из нас согласилось бы, что сама идея анонимности – вещь разумная, потому что поощряет алкоголиков и их близких обращаться к нам за помощью. Всё ещё боясь клейма алкоголизма, они воспринимают нашу анонимность как гарантию того, что их проблемы останутся в секрете – образно говоря, что скелет алкоголизма не выберется из их шкафа и, не будет бродить по улицам.

Во-вторых, политика анонимности – защита для нашего дела. Она не позволяет нашим, так называемым, основателям и лидерам становиться личностями широко известными, которые в любой момент могут запить и навредить репутации АА. И не надо говорить, что такого не может случиться – это возможно.

В-третьих, почти каждый газетчик, пишущий о нас, больше всего жалуется на то, что трудно писать статьи, не упоминая имён. Однако он быстро забывает об этих сложностях, когда понимает: перед ним группа людей, не ищущих никакой выгоды для себя. Вероятно, он впервые в жизни сталкивается с организацией, не желающей славы для отдельных её членов. И даже если он по натуре циник, эта явная искренность мгновенно превращает его в друга АА. Поэтому и написание статьи становится для него не рутиной работой, а дружеским жестом. Статья полна энтузиазма, потому что сам репортёр чувствует воодушевление. Часто спрашивают: как Анонимным Алкоголикам удаётся добиться такого огромного количества превосходных отзывов? По-видимому, всё дело в том, что практически каждый, кто о нас пишет, становится сторонником, а порой и ярым приверженцем АА. И разве основная заслуга в этом не принадлежит нашей политике анонимности?

В-четвёртых, почему широкая публика столь благосклонна к нам? Просто потому, что мы несём выздоровление множеству алкоголиков? Едва ли это единственная причина. Как бы средний американец ни был впечатлён нашими результатами, наш образ жизни интригует его ещё больше. Он устал от навязчивой рекламы, демонстративной пропаганды и вопящих общественных деятелей, а наши спокойствие, скромность, анонимность действуют на него освежающе. Вполне возможно, что благодаря этому он почувствует, как рождается некая великая духовная сила и в его собственную жизнь входит что-то новое».

Подсумируем эту порцию информации от АА-евца «намбервана»:

во-первых, анонимность – это конфиденциальность;

во-вторых, анонимность – это защита репутации сообщества АА (никто не застрахован от срыва);

в-третьих, анонимность – это наша искренность, помогающая находить сторонников;

в-четвёртых, анонимность – это привлекательность, а не пропаганда, способствующая открыть сердца для благодати (чего-то нового);

в-пятых, анонимность – это ещё и скромность, и смирение, и жертвенность (см. ниже).

в-шестых, а не слишком ли мы анонимны? (см. ниже);

в-седьмых, анонимность – это умение соблюдать конфиденциальность и одновременно нести нашу весть всем желающим выздоравливать и, как исключение, иногда через неё переступать во имя общего блага (см. ниже).




«А теперь о практическом применении принципа анонимности. Поскольку мы объявляем каждому новичку об анонимности нашего Содружества, то, разумеется, должны поддерживать анонимность новичка так долго, как ему будет угодно – ведь, когда он прочёл о нас и пришёл, мы взяли на себя именно это обязательство. Так давайте же всячески оберегать их (новичков), пока у них это не пройдёт.

Бывают проблемы с новичками, которые слишком быстро отказываются от анонимности. Такой человек спешит поделиться доброй вестью об АА со всеми своими друзьями. Если группа его не предупредит (чем мы сейчас и занимаемся), он может даже броситься в редакцию какой-нибудь газеты или взяться за микрофон(!), чтобы поведать свою историю всему миру. Нам следует посоветовать ему не торопиться, сначала прочно стать на ноги и уж, потом разглагольствовать об АА перед каждым встречным. Также нужно сказать ему, что никто из нас и не думает освещать деятельность АА, пока не заручиться одобрением своей группы.




Далее, существует проблема анонимности группы. По всей вероятности, группе, как и отдельному члену АА, нужно осторожно нащупывать дорогу, пока не наберётся сил и опыта. Не следует слишком поспешно приводить посторонних и устраивать открытые собрания. Но и этот первоначальный консерватизм может быть чрезмерным.

Некоторые группы годами избегают любой публичности и устраивают собрания исключительно для алкоголиков. Такие группы, как правило, развиваются медленно. У них наблюдается застой, потому что поступает недостаточно свежей энергии. В своём стремлении сохранить секретность они забывают о своём долге по отношению к другим местным алкоголикам, даже и не слышавшим, что в округе есть группа АА. Но, в конце концов, эти бессмысленные предосторожности дают трещину: на некоторые собрания начинают допускать родных и близких алкоголиков; время от времени, возможно, приглашаются священнослужители и медики; группа обращается за помощью в местную газету…

В большинстве мест — хотя и не везде – члены АА обычно выступают под собственными именами на публичных и полупубличных мероприятиях. Это делается с целью впечатлить аудиторию тем, что мы больше не страшимся клейма алкоголизма. Однако, если присутствуют газетчики, их настоятельно просят не указывать в репортажах имена выступающих алкоголиков. Таким образом, принцип анонимности соблюдается с широкой публикой, и в то же время мы предстаём как группа алкоголиков, не боящихся признаться нашим друзьям в том, что мы были глубоко больными людьми.

Итак, на практике принцип анонимности, по-видимому, сводится вот к чему. С одним очень важным исключением, вопрос о том, как далеко заходить каждому отдельному члену или группе АА в раскрытии своей анонимности, остаётся целиком на усмотрении этого человека или группы. Исключение же таково: все группы и отдельные лица должны чувствовать себя обязанными не называть своих настоящих имён, когда пишут о себе как о членах АА или дают интервью в этом качестве. Почти все из нас считают, что, кроме крайне редких случаев, именно здесь и следует проводить грань анонимности. Нам не следует раскрывать себя перед широкой публикой.

За всю историю Содружества лишь горстка членов АА отказывалась от анонимности перед лицом общественности. Некоторые из таких случаев были преднамеренными, несколько — совершенно неуместными, один-два – явно обоснованными. Наверное, редкая политика обходится без того, чтобы иногда через неё переступали во имя общего блага. И всё же любой, кто собирается нарушить свою анонимность, должен поразмыслить о том, что может создать прецендент, в конечном итоге могущий уничтожить ценный принцип. Исключения должны быть немногочисленными, нечастыми и тщательно обдуманными. Нам ни в коем случае не следует допускать, чтобы какие-либо соображения прямой выгоды поколебали нашу решимость соблюдать эту по-настоящему важную Традицию.

Каждому члену АА для прочной трезвости необходима большая скромность и смирение. Раз так, эти же добродетели необходимы и Содружеству в целом. Если мы будем достаточно серьёзно относиться к принципу анонимности, то он всегда будет гарантировать движению Анонимных Алкоголиков эти блестящие качества. Наша политика по связям с общественностью должна основываться, главным образом, на привлекательности и лишь изредка, а то и вовсе никогда – на пропаганде».

Работа над этим номером доставила мне истинное наслаждение: во-первых, я для себя расставил точки над «і» по некоторым знакам вопроса на счёт анонимности; во-вторых, я поделился с Вами своими комментариями. Если у кого-то есть примеры или вопросы, как поступить в такой-то ситуации – будем рады обсудить их на страницах нашего информлистка.