Литературно-информационный листок №46  за сентябрь-октябрь 2015г.
Распространяется среди членов АА.
Издание группы АА «Левобережная» г. Киев.

Ещё о служении.

       Много копий сломано о тему «Служения». И всё равно приходится говорить об этом вновь и вновь. К сожалению, очень многим в Сообществе непонятна роль служения в собственном выздоровлении. Хотя Служение и является одним из Трёх заветов, переданных нам основателями АА наряду с Выздоровлением (12 Шагов) и Единством (12 Традиций). С Шагами более-менее ясно. Или работаешь по Программе и становишься Счастливым, Радостным и Свободным, либо с раздражением влачишь жалкое существование «сухого» алкаша, а скорее всего, просто бухаешь. Традиции никогда не вызывали особого оптимизма. Даже Билла У. просили приезжать и рассказывать о том, куда он прятал свои бутылки, и как к нему пришло духовное просветление, но «не говорить ничего об этих треклятых традициях». Хотя именно Традиции защищают нас и Сообщество в целом от самих себя и дают оптимизм и надежду на то, что наше Сообщество будет процветать и в дальнейшем.

       И уж совсем тёмный лес у нас с заветом Служения. Хотя, кажется, чего проще. Бесплатно получил — бесплатно отдай. В книге «Анонимные Алкоголики» на странице 86 есть чёткое указание на то, что «…наиболее стойкий иммунитет против алкоголя дает интенсивная работа с другими алкоголиками. Она помогает там, где все другие средства бессильны».

       Я сейчас перечитываю книгу «Доктор Боб и славные ветераны», в которой рассказывается о том, как зарождалось движение Анонимных Алкоголиков 80 лет назад. И понимаю, что это движение было настоящим чудом, даром Высшей Силы для всех алкоголиков мира. Оно было похоже на тоненькую свечку, горящую на ветру. Любой порыв ветра мог её задуть, и тогда у нас уже не было бы выбора. Оставалось идти тем путём, по которому прошли миллионы алкоголиков до нас. Пить, деградировать и умереть страшной смертью. И испытываю огромную благодарность к тем людям, которых уже давно нет в живых, которые шли, ехали, несли весть, создавали новые группы, чтобы огонёк этого движения разгорался всё дальше.

       Я благодарен многим из тех, кого я знал лично и знаю по сей день, людей, которые начинали и развивали это движение на Украине, в России, в Беларуси, в Литве и Польше. Это люди, которые не жалели своих сил, времени, денег, ехали за тридевять земель, чтобы весть об Анонимных Алкоголиках распространялась дальше, подобно кругам по воде, чтобы завтра где-то один алкоголик с похмелья не взял свою первую рюмку, а пошел на собрание и нашел там свою трезвость.

       А для этого ему надо прочитать приклеенное НАМИ объявление или услышал весть о АА от НАС в наркологии или больнице. И очень важно, чтобы он зашел в убранное НАМИ помещение, выпил чашечку купленного НАМИ чая, который ему сделал и принёс кто-то из НАС. Чтобы кто-то из НАС грамотно провел собрание, кто-то поделился своим опытом трезвости, кто-то подошел после собрания и спокойно поговорил, выслушал новичка и ответил на его вопросы. То есть, сделать ВСЁ для того, чтобы человек поверил – здесь ему рады, здесь помогут и он попал в нужное место и в нужное время. Дальше кто-то из НАС может провести человека по Программе и передать ему СВОЙ опыт. Вот и всё, что включает в себя слово служение.

      Я много занимался служениями на различных уровнях. Сейчас на вскидку даже не вспомню обо всех. Но когда начал работу со своим нынешним спонсором, он спросил меня о моих служениях. Я начал перечислять – на уровне группы, на уровне города, на уровне страны. На всё это ответ был один: « — Это всё херня!» Спонсор у меня – мужик жесткий и за словом в карман не лезет. И только тогда с раздражением, не понимая, чего он от меня хочет, я вспомнил о том, что люблю после собрания аккуратно расставить стулья. «Вот, — сказал мой спонсор – это и есть твоё служение. То, что ты делаешь для других. Всё остальное ты делаешь для того, чтобы быть на виду, то есть для своего эго».
Я благодарен спонсору за этот урок. Я благодарен своим спонсируемым за то, что смог увидеть – помогая им, я помогаю себе. И получаю награды от Бога. Сажусь работать со спонсируемым в хлам уставшим, а встаю свежим и бодрым, как после 8-часового сна и с чувством выполненного долга. В действительности, служение требует не так много усилий, как кажется, а вот отдача от него шикарная.
       Увы, в последнее время всё чаще приходится сталкиваться с тем, что просто некому заниматься служением. Мы постоянно ищем и, главное, находим новые направления несения вести об АА. Но некому нести эту весть. Человек нашел группу (не сам, заметьте), приходит на собрания, красиво рассказывает о своём выздоровлении, а после собрания, откупившись парой гривен в 7 Традицию, торопится домой, в свою трезвую жизнь, не пообщавшись с новичком, не встав пораньше, чтобы съездить в наркологию или реабцентр. И сегодня, глядя на тех, кто пришел в Сообщество 5-10 лет назад, я вижу, что все эти люди занимались служениями. Тех, кто не служил, я уже давно не вижу.

То есть, сбывается одно из обещаний Большой Книги. Ещё раз, с. 86. «Наиболее стойкий иммунитет…»         И дальше по тексту.

 С любовью, Альбатрос.

(и ещё одна история)

     Всем привет, я Владимир — алкоголик из Киева. Родился я в семье, где отец  алкоголик. Его я практически не помню, он повесился, когда мне было 7 лет. Меня старались держать подальше от него, у бабушки с дедушкой, в деревне. По описанию матери о том, как пил отец, я сделал вывод, что шёл с ним в алкоголизме очень похоже. Но мне посчастливилось больше — я выжил. И мне 42, а отцу было 36, когда его убила болезнь. Впервые в меня попало спиртное, когда мне было 6 лет. На поминках дедушки я схватил стопку, которую поставили рядом с его фото, когда рядом никого не было, и залпом проглотил содержимое (не помню конкретно что, но или водка или самогон). Я, честно говоря, был уверен тогда, что там вода. Меня не вырвало. Из своего раннего детства помню не многое и в том числе из этого немногого — состояние опьянения. Все вокруг вертелось, и я спрашивал удивлённо у бабушки, почему крутится дом наших соседей. Тогда не было «коренного перелома в психике», в том смысле, что я не познал в тот (первый) раз внутренней лёгкости, удовлетворения и комфорта, которые мне открыл алкоголь гораздо позже. Потом, к годам 10-11-ти, наблюдая за другими, я почему-то пришёл к выводу, что пить спиртное – это атрибут взрослости и мужественности. Мне очень хотелось «повзрослеть». Ещё несколько раз я выпивал в детстве (в промежутке 12-14 лет), опять никакого преображения  —  сплошное «рыгалово» и очень плохое самочувствие на утро, с клятвами себе, что это в последний раз. Вот впервые я наслаждался состоянием опьянения в школьном трудовом лагере, по окончании 7-го класса. Мы с, парой-тройкой друзей-одноклассников, покупали в местной сельской лавке вишнёвую наливку и забирались в укромное место, недалеко от лагеря, выпивали и я наслаждался этим состоянием. Я только и ждал возможности повторить это опять и опять. Уже в техникуме (я поступил после 8-го) курсе на втором я стал покупать себе пиво после занятий и обнаружил, что эффект, который оно на меня производит — потрясающий. Мне становилось вдруг комфортно с самим собой, всё вокруг преображалось, появлялись яркие краски, жизнь в целом казалась мне прекрасна и я мог себе позволить делать те вещи, которые хотел, но боялся делать по-трезвому. Я мог познакомиться с девушкой, которая мне нравилась, смело подраться, мог потанцевать свободно, становился чудесным рассказчиком и веселым, компанейским собеседником… Я себе таким нравился, и хотел таким быть. Но это пока не было «перебора», пока меня не заносило и я не начинал делать неадекватные вещи, за которые мне потом было больно и стыдно. Так я выпивал время от времени без особых последствий в течение  несколько лет. Очень любил компании на выходных с утра до вечера пьющие пиво.  Любил дни рождения, любые праздники; где можно было бы как следует выпить. Я был влюблен в выпивку, в то, что она волшебным образом делала со мной, в чудесное преображение внутри меня. Последствия? Да, были. Случались уже какие-то драки, где уже можно было попасть под суд, какие-то выяснения отношений с угрозами в мой адрес… Но это эпизодично, и я легко готов был платить этим всем и даже большим за волшебство алкоголя. У меня и мыслей бросить пить не возникало. К годам 23-24 я уже стал просыпаться пьяным и с включенной тягой, которая полностью овладевала мною уже при пробуждении и я был в её власти, и ничто не могло во мне противиться этой жажде срочно выпить. Так я стал пить по два-три дня к ряду, напиваясь до беспамятства каждый раз. Я не был в состоянии идти на работу или переключиться на какие-то дела, я пил и ничего не мог с собой поделать. Вот в то время, когда мне было где-то годков 25 я впервые и пошёл к доктору наркологу на прием (с подачи девушки, которая терпела меня на протяжении 5-ти с половиной лет). Так начались мои лечения, кодировки, торпедировки, знахарши, клиники, больницы, церкви, реабцентры… Это не работало. Запои увеличивались и дошли до 3-х недельного марафона. Просыпался я обычно в одежде, пьяным и с уже овладевшей всем моим существом тягой такой силы, что вылазил из окон, если меня закрывали на бронедверь, спускал верёвки ит.д. (бежал-летел пить). Зачастую там где пил, там и вырубало — спал, валялся во дворах… Запои как начинались, так и заканчивались сами по себе , я эти процессы не мог как-то упорядочить , просчитать , проконтролировать их длительность и их последствия. Я тогда не понимал этого. Перерывы-ремиссии межу запоями в две-три недели были от 2-х недель до 3-х 4-х месяцев иногда. В перерывах этих я плотно курил травку, т.к. мне нужно было как-то расслабляться, «долго» быть трезвым мне уже было очень не комфортно и появлялась надежда, всегда появлялась надежда и у меня и у моих близких, что это закончится, пройдет, что все как-то наладится, что боль, ужасы и потери образумят меня и я опомнюсь, остановлюсь. Вновь и вновь эта надежда разрушалась жуткими запоями и безумием. Я остался один, отвернулись друзья, не здоровались соседи, только мама осталась рядом… Я не видел будущего — впереди только тьма и отчаяние. Однажды в приступе белой горячки (на третий день отходняка) я шёл убивать демона. Взяв самый большой нож, что был в квартире я пошёл в соседнее парадное, поднялся на 9-й этаж и позвонил в дверь. Ведь демоном был мой собутыльник-сосед по дому, я узнал об этом от человека , что говорил со мной по телевизору когда стало светать. Я предупредил мать, что знаю кто демон , попросил её сообщить об этом моей тете — давным давно православной и очень в этом деле продвинутой, чтобы она проинформировала весь люд Божий об этом. Я осознавал себя частью великой миссии добра и избранным для этого от рождения- убить зло. К моему счастью дверь мне никто не открыл, никого не было дома. Чтобы произошло можно только предполагать….Так я попал в больницу, где правда, побывав уже только второй раз, через два года узнал об АА. Это был 2003 год. По выписке из больницы я в тот же день пошёл на группу, чем-то мне нравились анонимные, что-то было в них особенное… Я весь превращался в слух тогда, когда слышал похожие с моими запойными марафонами историями, когда кто-либо рассказывал то, что пережил и я сам на своей шкуре. Я проникался доверием к таким людям и чувствовал какое-то родство с ними. Я продолжал ходить на группы, приобрел и БК и ЖК и 12х12 и размышления, читал, вникал, пытался делать сам что-то: не пил 4,5 месяца — запой, потом опять 4,5месяца — опять запой … Разные разрывы — до 7с половиной месяцев были. Таких восемь запоев за 2 года в АА. Почему знаю? Мама моя годами отмечала в календариках дни, в которые я пил. Мама.. Я иногда просто не понимаю, как такое со мной случилось, что я трезвость получил эту, за что? и думаю, что мама меня вымолила у Бога.
Сейчас я постараюсь описать то, что произошло со мной в ночь, с которой началась эта моя трезвость.
По окончании каждого запоя я имел обычный набор частей его составляющих последствий — до 10 килограмм потери в весе, болезненное ощущение всех внутренних органов, бессонница, несколько суток рвоты, судороги в ногах, тревога, желание чтобы меня никто не трогал, болтающаяся во рту белая деревяшка вместо языка и забитые слизью опухшие глаза… Я ходил по кухне, курил одну за одной, и испытывал сильную тревогу, почти панику. Я не мог понять почему опять? Почему, спустя полгода как я не пил, опять сорвался? Я ходил в церковь, ходил регулярно на группы, я верил в Бога, много читал духовной литературы, я молился , так старался и … Я был тогда на пределе и хотел получить ответ — «почему» ? И я получил его. На холодильнике лежала книга «Анонимные Алкоголики», я увидел её, схватил, открыл и сразу уткнулся в текст, выделенный жирным шрифтом, где говорится о том, что алкоголик не выбирает пить или не пить, что он не имеет выбора в отношении первой рюмки, что это не в его власти пить или не пить, что это вне его возможностей, что он абсолютно беззащитен перед этой самой – первой рюмкой. Это был удар, из меня сама по себе вышла фраза: -«Боже, почему я?» Я вдруг только в тот момент лишь понял , что умираю, и это невозможно остановить, что это — неизбежно. Мне так стало жалко себя, что я заплакал и упал на колени, и рыдая, молился долго. Молился на коленях и просил только это: -«Господи, помилуй меня, чтобы я умер трезвым», я повторял только лишь почему-то эту фразу не знаю как долго, но мне показалось, что несколько часов. В тот же день мне сам позвонил один из стариков (спустя два года он умер на 15-ти годах трезвости — трезвым) и сказал примерно следующее: «Ты алкоголик такого типа, которому нужна программа, нужны шаги, и тебе нужен спонсор». Я сказал: «Будьте пожалуйста моим спонсором» и до конца дней его я обращался к нему на «вы», у меня так и не повернулся язык обращаться к нему на «ты» хотя он и просил меня по началу, но потом махнул рукой на это, так и оставили.)) Он был одного года рождения с моей мамой и был мне как отец. Хочу заметить, что с той самой ночи я ни разу не испытывал желания пить, для меня – это настоящее чудо. Так начался мой путь в этой, дарованной мне Богом трезвости и новой жизни. Я по милости увидел в себе заболевание, над которым не имею никакой власти, увидел смерть , принял её , обратился к Богу и получил взамен жизнь. Я не имел никакой действенной веры, я первые полгода был как чумной, мне мой первый спонсор давал надежду, постоянно повторяя ( внушал что-ли) не бойся, всё будет хорошо.. Он пытался выводить меня из погружения в себя, зацикленности на себе… День по дню «выгуливал» меня в парки, и прогулки по городу, очень много проводил со мной времени. Я постоянно бывал у него дома (он жил один и был художником и в квартире у него была мастерская). Я дошёл с ним до 6-го шага, сделав пять. И когда мне был где-то годик, к нам приехал человек из Америки и начал спонсировать некоторых новичков с моей группы. Я по началу всерьез его не воспринимал — молодой, трезвости меньше года, а у меня спонсор — зубр в выздоровлении))),…это пока я не стал понемногу ближе и ближе знакомится с ребятами, которых он спонсировал и тем, как они делают шаги. И я как-то так сильно захотел тоже пройти шаги именно так же., — не могу объяснить почему. Я поделился этими переживаниями со своим спонсором. Он сказал, что беседовал с Олегом и то, что я хочу попробовать проработать шаги как делали они — это прекрасно, и я имел тогда двух спонсоров, пока не умер мой первый. Я с радостью, подробно расскажу, как именно я делал шаги и как пытаюсь применять их в своей жизни. Но уже не сегодня, сейчас полтретьего ночи и я устал немного.
                                                                                                                                                    (Продолжение следует)….

БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №46