БЕРЕГ ЛЕВЫЙ №42
№42  за май-июнь 2015 г
Издание группы АА «Левобережная», г. Киев

Всем привет!

     Меня зовут Сева и я алкоголик! Желание поделиться своими мыслями с собратьями по выздоровлению — вот основная причина,  заставившая меня написать эту статью. Символично то, что взялся я за это дело в свой годичный юбилей трезвости. До собрания остаётся немногим более пяти часов,  я  ещё успею купить торт, кофе, стаканчики и  очень надеюсь, что сегодня  останусь трезвым: во-первых – я этого очень хочу; во-вторых – юбилей; в-третьих – мне так нравиться быть трезвым потому, что это так естественно, ведь пьяными не рождаются…

«Боже! Дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество   изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого!»

Алкоголиками не рождаются, но – становятся…

     Вот и название для статьи поспело. Люблю, когда вот так, как бы случайно появляется название или какая-то ключевая мысль в голову приходит – появляется ощущение, что я не сам, что Кто-то  подсказывает, направляет меня в нужное русло. Но это не значит, что я попал в символическую сборную мира «ПП» (Правильного Пути) и не приведи Бог, являюсь её капитаном, нет и ещё раз нет! Просто сегодня я играю за команду анонимных алкоголиков «Левобережки» (без капитанской повязки), где главный приз не просто трезвость, а счастье, радость и свобода. Правила просты: я сам определяю, когда я на скамейке запасных; игра продолжается постоянно и днём и ночью, без выходных и ещё – именно игра, а не сражение, так давай поиграем, в виде игры… Ведь мы ни с кем и ни с чем не спорим и не боремся… Вот я и играю перед собранием!

     За этот год я довольно часто был на скамейке запасных: ни разу не доносил идеи в лечебных заведениях и в тюрьмах; редко расклеивал визитки. За меня это делали другие –  большое им спасибо.   Я часто забывал о том, что любовь и терпимость к другим – это наш кодекс!  Бывал нечестен. Причинял своим эгоизмом боль другим людям. Простите за то, что осуждал, обсуждал, проявлял недовольство, злился, спорил, доказывал, относился без уважения, понимания, сочувствия, без любви, обижал и не замечал этого, повышал голос, пренебрегал, высокомерничал, унижал других… Простите меня и за то, что по всей видимости, в этой фазе своего выздоровления я буду продолжать это делать и далее, но очень надеюсь, что всё реже и реже, и не так больно.      Моя трезвость, как видите, не очень привлекательна, но я ею дорожу. Судите сами, столько косяков за год, а я всё ещё трезвый — и это чудо!

Ретроспектива

     Первый глоток спиртного, который мне позволили родители – это было в юношестве, полфужера шампанского за общим столом со взрослыми. Помню этот «экспириенс» (и опыт, и ощущения) – новое, никогда не испытыванное ранее состояние изменённого сознания вызвало у меня беспокойство: «А что если моё нормальное состояние уже больше никогда не вернётся?» —  очень не понравилось. Помнится, даже в следующий раз, за столом, я отказался от шампанского.

     Через несколько лет с одноклассниками раздавили 0,8л «білого міцного» — О, это что-то особенного… Изменилось не только сознание, но и поведение: слегка такое вдохновение; хохот невпопад; на уроке физкультуры первый пришёл на 1км-вой дистанции, обогнав общепризнанных друзей-легкоатлетов. Чем объяснить такую метаморфозу? Коллективизм? Может, я становлюсь взрослее? Стало приятно на душе и мне это состояние понравилось. А что может быть плохого и опасного в том, что я весел, уверен, бодр, коммуникабелен и такой чемпион? Скажите мне — где вы здесь видите опасность?

     Очень быстро стал вырисовываться круг «настоящих друзей», с которыми мне было приятно проводить время. Мы пили вино, разговаривали, обсуждали и осуждали политический строй, критиковали совковую музыку, восторгались роком и джазом, пытались подражать хипанам, отращивали волосы, проявляли агрессию к животным и людям, считали всех остальных жлобами, а сами становились «не такими». Ощущение опасности захватывало нас. «Кто не рискует» — говорили мы – «тот не пьёт Лиманского».

     Мы уже пили Лиманское из горла без отрыва — фр-р-р-р-р – а ну, кто быстрее огнетушитель засосал? Особым шиком считалось познакомиться с девушками, привести их на пустую квартиру и как бы невзначай, в их присутствии распить бутылку одеколона. И, не потому что больше нечего пить, а просто так: «Я начал жизнь в трущобах го-ро-одских и добрых слов я не слыхал». А девушки, в свою очередь, делали вид, что смотреть на то, как парни пьют одеколон – это обычное дело, что им не привыкать — таких парней хоть пруд пруди. А сами старались быстренько слинять от этих психов под любым предлогом и пораньше. «Жлобихи!» — говорили мы. Хотел бы я, чтобы моя дочь была такой жлобихой, которая от таких жлобов будет шугаться как от прокажённых.

     Ну как не вспомнить и о первых амнезиях? Вот уж действительно зловещее предзнаменование!         А если в следующий раз я даже не вспомню, как меня зовут? А может что-нибудь натворил такого «замечательного», что ну его на фиг? Ну-ка ребята, расскажите, а то я не помню.

     Ну, слава Богу, всего лишь соседу-дворнику под дверь насцал и позвонил, а когда он спросил, зачем я это делаю, показал ему пальцем «ц-с-с» и спросил: «Вам кого»? А что, прикольненько – есть что вспомнить.

     А бывало, что идёшь утром на работу, после вчерашнего, и по пути ни одной круглой мусорной «пепельницы» на месте нет – все перевёрнуты и где-то в кустах. И понимаю, что это следы моего ночного возвращения домой. Представьте себе меня верхом на «пепельнице» в ночи, пытающегося удержать равновесие, как медведь в цирке. Да это похлещи белой горячки! Чем объяснить такое поведение, умением повеселиться? Да-да, барин шалит!

     Иногда мама утром спрашивала подозрительно улыбаясь: «Сынок, ты что вчера ночью домой пьяный пришёл»? «Нет, конечно же»! «А почему тогда туфли на верхней полке поставил, где шапки лежат»? «И брюки в морозилке аккуратно сложены»!

     Много ещё чего можно навспоминать, но это всё понты. Если так рассказывать о своём алкоголизме, можно сделать вывод, что жизнь – это весёлое приключение, что если так жить — будет что вспомнить. И когда будут хоронить, скажут: — «Настоящий козак был, заслужил чекушку под подушку»!

Момент истины

      У каждого из нас свой момент истины. Мой, поднимается снизу, падает с потолка и настигает из-за угла. Гуп! И всё – полная жоппа (или очко c мягким знаком)! Я посреди извержения и вокруг последний день Помпеи. Время остановилось, его просто не существует, моя комната — эпицентр мучений! В этот момент  даже я понимаю, что опохмелиться не поможет. Надо срочно принимать какие-то решения, что-то делать, а моё состояние — как после контузии. Всё, полная безнадёга! Я алкоголик! В результате моей жизнедеятельности наступил ад. Вот он момент истины!

     Мне хочется отгрызть себе руки, чтобы нечем было взять стакан для опохмелки. Я согласен на лоботомию, чтобы избавиться от одержимости. Я готов ходить на собрания, да что там собрания, готов проходить программу со спонсором. Где там ваш спонсор – давайте его сюда. Я буду до самой смерти стоять на коленях, молить Бога о чуде и благодарить Его. Я готов делать всё, идти в любую даль, только чтобы не умереть сегодня. Боже, дай мне последнюю возможность реабилитироваться перед родными и соседями, а потом уж, с чистой совестью в царство вечного покоя…

     Желание, готовность и решимость приходят ко мне именно в момент истины, желательно не проскочить мимо него, помнить о нём всегда, желательно не упустить шанс.

     Почему я говорю не истина, а момент истины? Да потому, что он длится не долго, потому, что это проходит, и я опять принимаю за истину что-то другое, ставлю себе сомнительные цели и мечтаю обрести ложные ценности. В этом моменте, для меня заключена вся истина, доступная и достаточная для моего понимания на сегодня. Именно с этого момента начинается мой срок трезвости – один из самых сильных аргументов для новичка в АА. 

Перспектива

     Я начинаю выздоравливать. Что же я хочу от жизни, чего ожидаю? На что я могу претендовать? давайте заглянем в наше будущее.

     Я учусь жить одним днём. Утром – рождаюсь, для того чтобы прожить этот день, а вечером – умираю, чтобы завтра утром родиться вновь. Таким образом, я проживаю много жизней, избавляюсь от страха смерти и подготавливаюсь к «жизни будущего века».

     Учусь принимать людей и обстоятельства такими, какими они есть,  получаю душевный покой, а в результате обретаю истинные ценности.

     Приходит время, и я начинаю работать – обеспечивать себя и своих родных, отступает страх материальной нестабильности.

     Становлюсь менее эмоциональным, более ответственным, готовым оказать помощь.

     Сбываются обещания 9 и 10 шагов.

     Я становлюсь счастливым, радостным и свободным.

     Желание умереть трезвым преобладает во мне.

     Но, всему своё время!

 

И ещё одна история

     Привет. Меня зовут София, я – алкоголик. Непьющий алкоголик. Выздоравливающий. И очень счастливый больше 2,7 лет. А ведь в АА я пришла первый раз лет 16 назад, второй больше 5 лет назад. Но речь не о сроках трезвости, речь о качестве жизни.

Свой первый приход я помню смутно. Случайно найдя контакты в Киеве – страшно обрадовалась, поскольку к тому моменту я уже знала, что я алкоголик. Единственное, что запомнилось на первой встрече – иностранцы и осознание того, что, если я хочу вернуть себе нормальную жизнь, мне не стоит пить. Совсем.

Вот на группы ходить я не смогу, у меня маленький ребенок — верила я тогда, а пить бросить – раз плюнуть.

Так и получилось. Я с радостью бросила пить и не пила около 2 лет. Правда, с каждым днем радости становилось все меньше. Не радовал вернувшийся муж, не радовала вновь обретенная возможность жить с сыном, любимая и отлично оплачиваемая работа не приносила удовольствия – жизнь из цветной постепенно превращалось в черно-белую.

Разумеется, я снова начала выпивать, тем более все прежние ужасы, включая три дня за решеткой, стерлись из памяти. Пила, как правило, одна и тишком.

Алкоголь никогда не был для меня средством связи с миром, скорее утешителем, а для этого компания не нужна.

И пила я в дальнейшем с перерывами на полгода, три месяца или месяц – по-разному, около 15 лет. В промежутках было всякое – от более-менее сносных дней, до походов к колдуньям и подпольным наркологам.

Счастья не было. Не помню ни одного счастливого по-настоящему момента.

Гнев, обида и саможалость стали настолько естественным для меня состоянием, что я начала их воспринимать как единственную реальность. Я забыла, как это – радоваться хорошей погоде, вкусной еде, компании друзей, интересным людям, отличному сексу. Черные промежутки сменялись яркими запоями: сначала по дню-двум, в дальнейшем по несколько, и своеобразный рекорд я установила года три назад – последний запой длился две-три недели.

Самое удивительное, в эти годы я напрочь забыла, что уже была в АА, что именно алкоголь создает в моей жизни проблемы, что это действительно проблемы и что есть решение.

Я теряла работы, друзей, деньги, вещи, уважение близких, не говоря уже о самоуважении, но почему-то второй раз понять простую истину, что дело в этиловом спирте и в его действии на меня – не могла.

Железный занавес. Пелена. Безумие.

Мне напоминали об этом, и я снова с радостью шла «лечиться» и…. снова забывала. Моя жизнь с похмелением перед работой в ближайшем дворе, с воровством бутылок с корпоративных столов, с бесконечными враньем, с недовольством всеми и вся, казалась мне единственно нормальной. И я казалась себе нормальной. Очень умной. Успешной. Просто невезучей.

Видимо Боженька решил, что тюрьма это уже пройденный этап и надо как-то по другому, поэтому я начала калечится, что не мешало мне пить еще чаще и экстремальнее.

И я уже не помню, каким чудом, но я вдруг вспомнила про АА. И снова пришла. И снова поверила, что достаточно бросить пить, но тут мне здорово повезло, потому что мне все-таки сразу объяснили, что просто бросить пить недостаточно. Как недостаточно со сломанными ногами просто прийти в больницу. А гипс? А препараты для укрепления костей? А физиотерапия?

Я снова была счастлива, но недолго. Поскольку верила, что вот этот весь процесс образуется как-то сам собой. Классическая халявщица, я все ждала, что трезвость и счастье сами привалят только потому, что я уже пришла в АА и вроде даже как хожу и чего-то делаю.

Я же хочу бросить пить! Хочу! Хочу! Значит, дайте и быстро.

ВС, слышишь, дай мне немедленно мою трезвость и, конечно, счастье в придачу. Вот я, тут, в АА, и я хочу. Дай. Я заслужила! Ведь я такая замечательная – я ведь уже пришла в АА и осознала.

Не дал. И правильно. Не того я хотела. И уж точно не к тому была готова. Но главное, я не осознавала размеров собственного эгоизма, я вообще не верила в то, что я эгоистка. Какая из меня эгоистка? Да я просто воплощенный альтруизм. Так что дайте! И побыстрее, пожирнее и без очереди.

Только через 2,5 года со мной произошло чудо. Точно как написано в БК: кому-то раньше, кому-то позже. Только через 2,5 года в одну ужасную ночь, наполненную болью, страхом, абсолютным одиночеством и верой в то, что даже из АА уже никто не позвонит, я обрела готовность отдать ЧТО УГОДНО за день трезвости. За один единственный день просто трезвости. Пусть без счастья, без денег, без работы, без успеха, без друзей, без чего угодно. Даже не так, в тот момент, я была готова на что угодно, лишь бы протянуть хотя бы денек и  умереть трезвой. Так родилась моя готовность.

И следом пришло осознание, что все, что говорили мне в АА – правда. Чистейшая. Особенно про мой эгоизм. Собственно, это понимание и было чудо, не иначе.

И еще я просила прощения. Я не помню, в какой момент, я перестала просить, чтобы мне стало легче – не так больно, не так страшно, чтобы не тошнило и, чтобы я могла ходить хотя бы. Но в какой-то момент вместо просьб из моих уст начали вылетать слова раскаянья. И еще меня переполняло невыносимое желание исправить все наделанное.

Масштабы содеянного пугали, но еще в какой-то момент вспомнились слова сестрички из далекой Риги, что единственный шанс на то, чтобы исправить ошибки – избавиться от чувства вины, жить только в сегодня и каждую минуту осознавать, что путь трезвости – это пусть раскаянья. Не буханья в пол головой, не походов в церковь, не слезливого битья себя в грудь, а действий на благо других и без ожидания благодарности.

А вот благодарность внутри, моя личная – это ключ, без которого не откроются ни одни двери.  И я благодарна, что у меня появился шанс не только исправлять наделанное, но и быть счастливой.

У меня бывают разные дни. У меня бывают не слишком прекрасные дни. Даже тяжелые и тревожные. Но благодарность за почти 1000 дней трезвости – 1000 вместо одного! – не покидает меня.

Сегодня я осуществила очень многие свои мечты. Именно те, о которых в пору пития думала, что это невозможно, что для этого нужно больше времени, сил, денег и прочих ресурсов. На самом деле, сегодня у меня намного меньше всего перечисленного, плюс в стране еще и война, но почему-то находятся силы, время и даже деньги, чтобы  обретать казавшееся недостижимым.

Прямо сейчас я смотрю на еще одну свою мечту – подготовленный к походу рюкзак. Меня ждут три дня на природе в компании увлеченных и интересных людей. И как всегда, когда я подхожу к какому-то счастливому моменту, я спрашиваю себя, готова ли я отставить рюкзак, готова ли я расстаться сегодня с этой мечтой, если того потребует моя трезвость? 

Да, Господи, я готова. Я, по-прежнему, готова расстаться с любой мечтой и с чем угодно, лишь бы у меня был еще один день трезвости. С огромной благодарностью Богу, всем АА-шкам, моей любимой спонсору, еще одной      АА-шке за правду обо мне, редактору издания и всем прочитавшим, София Ф.